A+ A A-

История монастыря

История монастыря (ч.1)

Основание монастыря

Николо-Угрешский монастырь  был основан в 1380 году святым благоверным великим князем Димитрием Ивановичем Донским. Письменных свидетельств основания монастыря не сохранилось, однако предание, неизвестно кем и когда записанное, указывало именно на князя Димитрия как основателя Угрешского монастыря  и издавна хранилось в обители. Оно  и изложено в рапорте, отправленном игуменом Варнавой в Духовную консисторию в августе 1871 года в ответ на указ представить данные по истории монастыря: «Благоверный великий князь Дмитрий Иванович Донской  вышел из града Москвы  против нечестивого Мамая, царя татарского,  и, отойдя от Москвы на пятнадцать верст с воинством своим, установил шатры на месте, поросшем густыми травами, для отдыха. И явился ему на этом месте пречудный образ Николая Чудотворца, красками разукрашенный, звездами светло окруженный  и ярким светом осиянный, стоящий сам по себе в воздухе над деревом, называемым сосной,  здесь растущим, никем не поддерживаемый.  Молящемуся ему великому князю Дмитрию Ивановичу сошла сама с высоты эта святая икона  и далась в честные руки его.

По возвращении же благоверного князя с битвы с преславною победой он достиг снова того места, где образ чудесно в честные руки к нему снизошел, и о дарованной ему победе, поблагодарив Бога, и Угодника Божия Николая, совершил молебен со своим воинством. И в то время сам благоверный великий князь Дмитрий Иванович с благоверными князьями и боярами нарек это место именем Угреша, которым оно зовется до сего дня, и повелел на этом месте соорудить храм во имя и в честь святителя угодника христова Николая Чудотворца и воздвиг тут обитель славную  и удовольствовал ее щедро всем необходимым к пропитанию»[1]. Резкое стилевое  различие текста  предания и остальной части рапорта говорит о том,  что игумен Варнава воспользовался более ранним источником, недошедшим до нас.  Это вполне объяснимо тем, что оригиналы многих древних документов не сохранились из-за многочисленных набегов и пожаров, кроме того, во время эпидемии чумы в 1771 году умерли почти все насельники Угреши  и часть документации была сожжена из-за боязни заражения.

Для подтверждения основания обители великим князем Димитрием Донским можно привести ряд фактов. Во-первых,  довольно близко к Николо-Угрешскому монастырю расположено потешное село великого князя − Остров. Во-вторых, один из первых игуменов, известных нам по имени, Иона, был современником настоятеля  Троице-Сергиева монастыря Зиновия, третьего преемника преподобного Сергия и настоятельствовавшего  с 1432 по 1445 гг. Игумен Иона  по благословению игумена Зиновия списывал  книгу житий святых, как значится в надписи, сделанной им самим. Преподобный Пимен Угрешский в этом факте усматривал особую связь Лавры аввы Сергия и Угрешской обители, предполагая, что игумен Иона вполне мог быть первоначально  иноком  Сергиевской обители, может даже и во времена Преподобного, или пострижеником и сподвижником его преемников[2].  Причастность преподобного Сергия к устроению Угреши усматривал и доктор исторических наук, профессор  Н.С. Борисов[3].

В-третьих, расположение преемников Донского к Угреше и их благоволение к ее игуменам может отчасти служить подтверждением того, что она действительно обязана своим началом победителю Мамая.  В летописных данных находим в 1479 г.  упоминание о расположении Угрешского подворья в Московском Кремле, а подобным преимуществом пользовались далеко не все монастыри.  Благоволение князей и святителей можно усмотреть  и в том, что в течение 30 лет трое игуменов угрешских рукоположены в архиерейский сан: Авраамий в 1491 во епископа Коломенского, в 1493 Силуан  во епископа Крутицкого, Тихон в 1520 г. во епископа Коломенского, при Грозном в 1575 четвертый из  игуменов  Угреши, Тихон, хиротонисан во архиепископа Казанского и Астраханского[4].

Наконец, в монастырском синодике, переписанном в царствование Шуйского, благоверный великий князь Дмитрий Иванович  Донской непосредственно именуется  «создателем святыя обители сея».

 


[1] РГАДА, ф. 1205, оп. 1, ед. хр. 1, л. 2-5.

[2] Пимен, архим. Воспоминания. – М., 2004, – с. 255.

[3] Борисов Н.С. Сергий Радонежский. – М., 2001, – с. 126.

[4] Пимен, архим. Воспоминания. – М., 2004, – с. 254.

Становление обители. 1380–1600

Трудно предположить, как выглядел Угрешский монастырь  в первые годы своего существования, но, по аналогии с  другими монастырями того периода, можно предположить, что его постройки были деревянными.  Невозможно точно определить, сколько храмов было первоначально. Скорее всего, в центре обители стоял  деревянный храм в честь святителя Николая.  Первый каменный  храм, вероятно, был построен «на рубеже  XIV-XV веков, в правление великого князя  Василия I Дмитриевича»[1].

Николо-Угрешская обитель была ктиторским монастырем, то есть основанная и поддерживаемая благодетелями. Ктиторами монастыря в XIV-XVII вв. были русские государи, а первым из них  – великий князь Московский Дмитрий Донской. Хотя никаких великокняжеских жалованных грамот Угрешской обители за XIV-XV вв. не сохранилось, вполне вероятно,  что Никольский монастырь, как всякий ктиторский,  был сразу же, по основании своем, пожалован великокняжескими вотчинами для содержания братии.

В 1519 году Николо-Угрешский монастырь посетил  великий князь Василий III Иванович, о чем сохранилось летописное повествование, приводимое Карамзиным[2]. Вполне возможно, что  московские правители и ранее посещали монастырь, однако об этом не сохранилось никаких  письменных свидетельств.

В 1521 году обитель  и село Остров были сожжены крымским ханом Махмет-Гиреем.  В 1545 году уже отстроенный и обновленный монастырь посетил  великий князь и государь Иван IV Васильевич, а годом ранее даровал жалованную грамоту, закрепившую за Угрешей право на владение четырнадцатью селами в четырех уездах и запрещавшую кому бы то ни было ездить в  монастырские леса и рощи и производить в них порубки. «Обширные владения монастыря  и число душ крепостных крестьян, простиравшееся  до 3721, и разные льготы, права и преимущества, упоминаемые в царских жалованных грамотах, данных монастырю с 1545 по 1652 (коих сохранилось числом семь), опять свидетельствуют, что Угрешский монастырь  и впоследствии пользовался благорасположением Московских Государей»[3].  В 1567 году Иван Грозный жалованной грамотой  подтвердил право владения Никольской обители на владение рыбными ловлями в Нижнем Новгороде, Угреша была освобождена от таможенных пошлин на все монастырские товары по всему государству, кроме Нижнего Новгорода.  Последующие грамоты подтверждали существующие льготы и давали новые преимущества.

В 1555 году находим в летописях еще одно упоминание о Николо-Угрешском монастыре, когда к царю Ивану Грозному пришли священники и  земские люди  из Вятки и били челом, чтобы государь велел обновить находящийся в их крае чудотворный великорецкий образ святителя Николая. По повелению Ивана Грозного  икону везли по рекам в Москву: по Вятке, Каме, Волге, Оке до Коломны, а затем по Москве-реке до Николо-Угрешского монастыря, где ее встречал младший брат государя Юрий Васильевич и отправился с ней в Москву. У Симонова монастыря торжественную процессию встречал Иван IV Васильевич, а у Фроловских ворот Кремля – святитель Макарий, митрополит Московский и всея Руси.  Над обновлением образа трудился сам святитель Макарий и благовещенский протопоп Андрей[4]. Точная копия образа была оставлена в Москве, а саму икону, богато украшенную, отправили в Вятку. 

В XVI веке угрешские игумены пользовались немалым уважением в высших кругах русского общества. Они  были неоднократными участниками различных государственных деяний,  Церковных и Земских соборов. Их подписи стоят под важнейшими государственными документами, в том числе под грамотами о выборе русских  царей и патриархов. «В 1572 году угрешский игумен  Тихон участвовал в Церковном Соборе, который решал вопрос о четвертой женитьбе царя Ивана IV Васильевича Грозного. Угрешский игумен Лаврентий в 1589 году участвовал в Церковном соборе, учредившем патриаршество в России, и присутствовал в Успенском соборе при постановлении в патриархи Иова.  Последующие угрешские игумены –  Елиазар и Тихон III – принимали участие в Земском соборе, избравшем на царство Бориса Федоровича Годунова. Подпись первого стоит под первой избирательной грамотой, а подпись второго – под второй избирательной грамотой»[5].

 


[1] Егорова Е.Н., Антонова И.В. Угреша. Страницы истории. – Дзержинский, 2005 – с. 41.

[2] Карамзин Н.В. История государства Российского. Т.VII. – СПб, 1903 – с.76.

[3] Пимен, архим. Воспоминания. – М., 2004, – с. 254.

[4] Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. – М., 1996 – кн. 4. ч. 2, с. 19.

[5] Святая Угреша – М., 2005 – с. 58.

Смутное время. 1600–1613

Наступивший затем XVII век принес Николо-Угрешской обители тяжелые испытания – началось печально известное Смутное время. Вновь монастырь святителя Николая оказывался в центре важнейших исторических событий. 

Так, в феврале 1602 года Лжедмитрий I  бежит из Чудова монастыря в Угрешу, спасаясь от гнева Бориса Годунова.

В июне 1606 года игумен Угрешского монастыря (к сожалению, его имя не упоминается) назван среди участников венчания на царство Василия Шуйского. 

В 1609 году  на Угреше стояли войска атамана Ивана Салкова, воевавшего на стороне поляков. В непосредственной близости с монастырем, в деревне Алексеевке, произошла битва московского воеводы Сукина с Салковым. Одержав победу, Салков занял владимирскую дорогу, а затем был разбит войском князя Дмитрия Пожарского.

Летом 1610 года, после разорения Пафнутьева монастыря в Боровске, Угрешскую обитель заняли войска Лжедмитрия II, прозванного в народе  «тушинским вором». Он поселился в монастыре вместе со своей супругой Мариной Мнишек, признавшей  его «чудом спасшимся мужем» и тайно с ним обвенчавшейся. Однако, через небольшое время Лжедмитрий вместе с Мариной Мнишек уехали в Калугу вместе с атаманом Заруцким. 

11 сентября 1610  по предложению гетмана Жолкевского к польскому королю Сигизмунду III было направлено русское посольство, возглавляемое митрополитом Ростовским Филаретом, будущим патриархом Московским и всея Руси. Посольство должно было предложить польскому королевичу Владиславу  перейти в Православие и принять русский престол. Помимо митрополита Филарета и князя Василия Васильевича Голицына в число послов входил воевода Василий Сукин, потерпевший в 1609 году поражение под Угрешей, и угрешский игумен Иона. После молебна Успенском соборе посольство выехало из Кремля, сопровождаемое множеством чиновников и полутысячей воинов.  Но Сигизмунд, который сам претендовал на русский трон и желал насадить на Руси католичество, отправил русских посланников, в том числе и игумена Иону, на заточении в Киев. Угрешский игумен там и  умер, так и не дождавшись возвращения на Родину. 

Уже через десять дней  после отправления русского посольства поляки заняли Москву, нарушив ранее заключенное соглашение. Их бесчинства в столице завершились огромным пожаром, бушевавшем 19-21 марта 1611 года. Тем временем к Москве шли дружины Первого земского ополчения. «25 марта ляхи увидели на Владимирской  дороге легкий отряд россиян,  казаков атамана Просовецкого, напали и возвратились, хвалясь победой. В следующий день пришел Ляпунов от Коломны, Заруцкий от Тулы;  соединились с другими воеводами близ обители Угрешской и 28 марта двинулись к пепелищу Московскому»[1].

Таким образом Угреша   в 1611 году стала местом сбора  дружин Первого земского ополчения, которое, к сожалению, не выполнила своих задач из-за разногласий между воеводами и внутренних мятежей. Случаи разбоя и грабежа  населения  со стороны ополченцев были  нередки, страдал от них и Николо-Угрешский монастырь: «двадцать казаков, кинутых воеводой Плещеевым в реку за разбой близ Угрешской обители, были спасены  их товарищами и приведены в стан Московский»[2].

 


[1] Карамзин Н.В. История государства Российского. Т.XI. – СПб, 1903 – с.221.

[2] Там же, – с.222.

Угреша во времена первых Романовых. 1613–1700

С восшествием на престол в 1613 году царя Михаила Федоровича Романова в истории обители святителя Николая наступил период расцвета. «В XVII столетии монастырь представлял собой внушительное архитектурное зрелище. Судя по описи, произведенной в 1739 году, монастырь был обнесен каменной оградой, покрытой тесом, общей длиной 700 м и  высотой около 3 м, с двумя воротами. В монастыре было три  каменных храма − Никольский собор (значительно обновленный в 1614 году), церковь Успения Божией Матери с трапезной  и церковь Спаса Нерукотворного с колокольней. К Успенской церкви примыкала Хлебная палата, а рядом со Спасской церковью находились больничные и братские келлии»[1]. Помимо этого на территории самого монастыря находился ряд  хозяйственных построек, а за стенами − конюшенный двор. Для размещения царских особ и иерархов «в монастыре была гостиница, строенная патриархом Иовом, были Государевы палаты и Патриаршие келлии»[2].  

15 апреля 1613 года, вскоре после своего избрания, Михаил Романов подтвердил  жалованную грамоту на воды и рыбные ловли в Нижнем Новгороде.  А 5 мая 1614 года, в преддверии дня перенесения мощей Святителя Николая, Михаил Федорович впервые посетил Угрешскую обитель  и присутствовал на освящении обновленного Никольского собора.  Всего царь Михаил  официально бывал в монастыре девять раз − в 1614, 1616, 1620, 1622, 1623, 1625, 1628, 1629 и в 1634 годах.  Как правило, государь посещал Николо-Угрешскую обитель  в мае, на день памяти святителя Николая, за исключением последнего визита, когда прибыл в июле. Однако, не исключена возможность, что число угрешских походов было и больше, так как очевидно, что кратковременные выезды в обитель  не фиксировались в официальных документах, а, учитывая близость царского села Остров, легко предположить, что подобные богомолья вполне могли иметь место.

Совершив пеший поход на Угрешу в 1620 году,  Михаил Федорович сделал вклад в обитель − воздух и два покровца красного атласа.  Крест на воздухе был вышит золотом, а на покровцах − мелким жемчугом.  В 1623 году государь и его отец, патриарх Московский Филарет, вложили в монастырь  восьмиконечный серебряный с позолотой напрестольный крест, украшенный жемчугом, с шестнадцатью частицами святых мощей. А чуть ранее, в 1618 году, государыней Марфой Ивановной, матерью царя,  монастырю был преподнесен рукописный «Апостол толковый».

В 1623 году Михаил Федорович даровал Николо-Угрешскому монастырю  жалованную грамоту,  освобождавшую монастырскую торговлю от таможенных сборов и ограждавшую монастырь и его вотчины  от каких-либо притязаний  со стороны государевых людей. Позднее, в 1678 году, грамота была подтверждена царем Федором Алексеевичем.

Преемник  Михаила Федоровича царь Алексей Михайлович, подобно отцу своему, весьма благоволил Угрешской обители.  За время его царствования зафиксировано тринадцать  угрешских походов, совершаемых с небывалой ранее церемониальностью.  Каждый царский поход, и богомольный в том числе, отличался своим чином,  в котором, с одной стороны,  сохранялись традиционные, общие черты, но, с другой стороны,  непременно что-то новое, определяемое и местом похода, и святым-покровителем  монастыря, и  особенностью периода  жизни царской семьи, в который совершался поход.

Угрешские походы сочетались с выездом на охоту в потешное село Остров. Вместе с тем,  они  были приурочены к Николину дню и начинались 8 или 9 мая.  Первые два похода в 1647 и 1648 гг. еще соответствовали древнему чину посещения обителей: государь отстаивал праздничную службу, ходил в трапезную. Но, с похода 1652 года царь перешел к комбинированным поездкам на Угрешу и в Остров.

В правление Алексея Михайловича Монастырь достиг наибольшего рассвета. «Монастырь, окруженный белокаменной стеной высотой около 3 метров и протяженностью около 700 метров, отражался в зеркальных водах четырех прудов, расположившихся по руслу речки Угрешки. На Святых воротах были установлены две иконы в железных киотах − Святителя Николая и Живоначальной Троицы. Противоположные южные ворота выходили к пристани, что на Москве-реке. С внешней стороны над этими воротами находился Деисус с изображением Господа Саваофа и святых, а с внутренней стороны − икона Рождества Богородицы. Над стенами возвышался покрытый железом Никольский собор с главой, крытой жестью, и колокольня, устроенная над церковью Спаса Нерукотворного. Блестели на солнце слюдяные окошки узорных Государевых и Патриарших палат. Немало было и других каменных построек в обители: братские кельи, две гостиные палаты, погреб, квасоварня, поварня, две житницы. За территорией монастыря находились выстроенные из дерева скотный и конюшенный дворы. В монастыре плодоносили фруктовые сады, в прудах разводили рыбу»[3].

Игумены Угрешского монастыря пользовались доверием Алексея Михайловича. Так, угрешский игумен  Дионисий участвовал в венчании на царство государя в Успенском соборе Московского Кремля, а затем присутствовал на торжественном обеде в Грановитой палате.  В 1646  и 1651 году царь даровал жалованные грамоты на Кременский посад в Боровском уезде и на  рыбную ловлю в Курмышском уезде. В 1662 году в Николо-Угрешском монастыре производился допрос участников Медного бунта.

Но особое доверие государь оказывал игумену Викентию, управлявшему обителью в 1666-1672 гг. Именно в монастырь Викентия поместили в 1666 году раскольников протопопа Аввакума, попа Никиту Пустосвята и диакона Федора Иванова, именно на игумена Викентия была возложена задача  в последний раз склонить Аввакума и его сподвижников на сторону Матери-Церкви и царской власти.  Алексей Михайлович  прибыл в Никольский монастырь, когда там был заключен Аввакум, ходил вокруг темницы, но не разговаривал с раскольником.

Склонить самого Аввакума к раскаянию игумену Викентию не удалось, но Никита Пустосвят и Федор Иванов написали покаянные письма. 26 августа 1666 года царь, обрадованный рождением сына Ивана, приказал освободить их из темницы и привезти в Москву. Правда потом, будучи уже прощенными, Федор и Никита вновь вернулись к приверженцам старого обряда.

В 1671 году в знак особого внимания Алексей Михайлович  подарил Николо-Угрешскому монастырю лицевое «Житие Святителя Николая Чудотворца Мирликийского». «Житие, созданное в 40-е гг. XVII в., было написано полууставом на 421 листе (всего в книге 424 листа), переплетено в синий бархат с серебряными застежками и содержало 407 изображений, писанных красками»[4].

Игумену Викентию выпала честь встречать 11 июня 1668 у Святых врат обители   царя и прибывшего с ним трех патриархов: Александрийского – Паисия, Антиохийского – Макария, Московского – Иоасафа; таким образом,  Николо-Угрешский монастырь стал местом официального прощания патриарха Макария с русским царем и восточными патриархами. Викентию  довелось служить в соборной литургии патриархам Иоасафу и Макарию, а затем провожать высоких гостей в село Остров.

По крайней мере еще дважды, в 1669 и 1671 годах, игумен Викентий встречал на Угреше Алексея Михайловича, прибывшего в обитель на день памяти святителя Николая. В феврале 1672 года Викентий участвовал в похоронах преставившегося патриарха Иоасафа II. Имя игумена Викентия значилось на местной иконе Спаса Всемилостивого, написанного Симоном Ушаковым в том же году.

Государь помнил о заслугах игумена Викентия перед Церковью и государством. В 1672 году в сане архимандрита Викентий переведен в Рождественский Владимирский монастырь, а через два года, в 1674 году – в Троице-Сергиеву лавру, где он начальствовал в течение двадцати лет.

В 1690 году Викентий был в числе кандидатов на патриарший престол, но выбор пал на митрополита Казанского и Свияжского Адриана. 24 августа 1690 года архимандрит Викентий участвовал в интронизации Патриарха: передал патриарший посох царям Петру и Иоанну, а те вручили его Адриану. «Интересно, что на торжествах присутствовали также угрешский игумен Иосиф, настоятельствовавший на Угреше с 1688 по 1691 гг., и архимандрит Владимирского Рождественского монастыря Иосиф (Шохнев), бывший Угрешским игуменом в 1679-1683 годах»[5].

Последним официальным походом Алексея Михайловича стал выезд в монастырь 17 мая 1675 года, среди окружения которого был и Афанасий Иванович Матюшкин − ловчий Московского пути. А уже в январе следующего года государь скончался.

При сыновьях Алексея Михайловича традиция угрешских походов стала угасать. Царь Федор Алексеевич за время своего краткого правления обитель святителя Николая не посетил ни разу. Но монастырь и его игумены продолжали оставаться в центре жизни русского общества. При венчании на царство Федора Алексеевича присутствовал угрешский игумен  Герасим, подававший скипетр патриарху. При венчании на царство в 1862 году малолетних Ивана и Петра Алексеевичей угрешский игумен Иосиф подавал бармы царя Ивана.

Юный царь Петр трижды был в Николо-Угрешском монастыре, причем два последних похода он совершил на ботах  и яхте под парусом. В 1698 году Никольская обитель стала одним из мест заключения мятежных стрельцов, выступивших против Петра.

 


[1] Святая Угреша – М., 2005 – с. 60.

[2] Пимен, архим. Воспоминания. – М., 2004, – с. 255.

[3] Егорова Е.Н., Антонова И.В. Обитель на Угреше. – Дзержинский, 2000 – с. 24.

[4] Святая Угреша – М., 2005 – с. 70.

[5] Святая Угреша – М., 2005 – с. 75.

Оскудение монастыря. 1700–1834

Наступивший в XVIII веке исполненный духа секуляризации Синодальный период в истории Русской Православной Церкви нанес серьезный удар в первую очередь именно по монашеству. В этой ситуации, вне всякого сомнения, изменилось и положение Николо-Угрешского монастыря, но, к сожалению, не в лучшую сторону.  В результате изменений в жизни Отечества монастырь лишился царского покровительства, льгот по таможенным податям  и сборам, все меньше паломников стало посещать монастырь, обитель постепенно стала приходить в упадок.

Правда, первые десятилетия XVIII века угрешские игумены сохраняли свое влияние в государственной жизни России. Так, среди  лиц, подписавших «Духовный регламент» в 1721 году был и угрешский игумен Феофан, а под прибавлением к «Духовному регламенту» в 1722 году  стоит подпись Угрешского игумена Варлаама I. Но,  в XVIII − нач. XIX  вв. Угреша перестала привлекать  внимание церковных властей. Настоятели стали часто меняться: за 1700-1833 гг. сменилось 39 настоятелей, причем некоторые из них числились таковыми лишь формально.

Оставленный вниманием первых лиц государства монастырь все более и более оскудевал. Число братии в начале XVIII века по сравнению с серединой XVII уменьшилось почти втрое, а во второй половине XVIII века – и вчетверо (25  насельников) [1]. Период упадка сопровождался и  серьезными проблемами в духовной жизни. Неблаговидные поступки  насельников не были редкостью. В архиве Московской духовной консистории[2] сохранились многочисленные дела о кражах и побегах монашествующих. Так, в 1745 году монахи Мисаил и Антоний попались на краже казенных денег, а в 1779 году деньги пропали по вине иерея Иоанна Иванова, сосланного в монастырь за проступки на черные работы. В начале 1750 года сбежали монахи Иоанн и Григорий, о чем докладывал в консисторию игумен Иоанн, а в августе того же года бежали иеромонах Герасим и монах Кассиан, причем отыскали их только в 1755 году.  В описи встречаются документы, свидетельствовавшие о серьезных конфликтах среди насельников монастыря и даже между братией и прихожанами.  Встречаются и жалобы на игуменов монастыря;  за притеснение местного населения, растрату денег, за нерадение об обители от должности были отрешены игумен Иоанн в 1752 году, игумен Илларион в 1757 году, игумен Гедеон в 1763 году.

Нормальную жизнь в монастыре  нарушали и внешние обстоятельства. В Угреше, согласно распоряжениям Консистории, содержали заключенных, умалишенных  и инвалидов. В 1759 году игумен Ефрем просил о выводе  из монастыря колодников. В 1760-1762 гг. с подобной просьбой обращался в Консисторию его преемник игумен Ириней (Братанович).

В 1737 году игумен Варлаам II подал в Синод рапорт о ветхости  монастырских зданий, однако никакого ответа не дождался. Только лишь после второго обращения, через два года в обитель прибыл архитектор И. Мичурин,  осмотревший монастырские постройки и составивший смету необходимых расходов на ремонт.  В мае 1739 года ветром были сорваны крыши со многих зданий и поломаны кресты.  Только лишь в 1742 году из Синода были выделены средства на обновление монастырских построек. 

В 1763 году в совершенно непригодное состояние пришел храм Спаса Нерукотворного, в котором уже с 1757 перестали совершать богослужения из-за опасности обрушения здания.  Но, тем не менее, определенное строительство в монастыре велось. В 1755 году к Святым вратам была пристроена часовня в честь святителя Николая, в 1761 году построили трехъярусную колокольню, а в 1763 году заново была отстроена и освящена Успенская церковь, в которой находился чтимый образ иконы Божией Матери «Взыграние».

Секуляризация церковных земель в 1764 году, проведенная императрицей Екатериной II, только усугубила тяжелое положение в обители, отнесенной к штатным монастырям третьего класса, в штате которых не должно состоять более 12 монахов, включая настоятеля,  и на содержание обители выделялось всего 950 рублей в год.

В 1771 году, во время эпидемии чумы, обрушившейся на московскую землю,   в Николо-Угрешском монастыре был устроен лазарет для зараженных моровым поветрием. Братию монастыря на это время перевели в Николо-Перервинскую обитель.

В 1777 году по прошению игумена Симона монастырю были выделены деньги на ремонт пришедшей в ветхость Успенской церкви, так как в ней  уже невозможно было служить, пришли в ветхость и другие здания. Однако средства выделялись скудные, их далеко не всегда хватало на восстановление старых построек. Так, пришедший в ветхость храм Спаса Нерукотворного так и не стали восстанавливать и в 80-ые гг. XVIII века разобрали.

В конце XVIII − начале XIX веков настоятели в монастыре, как правило,  только числились, а управляли обителью их наместники. Исключением был игумен Варнава, наместник Чудова монастыря, назначенный в Угрешу в 1777 году и уволенный от должности в 1791 году. Отец Варнава, хотя в монастыре постоянно не проживал и имел здесь наместника иеромонаха Иакова, но  принимал деятельное участие в жизни обители, вникал во все ее дела, интересовался ее историей.

Несколько месяцев после Варнавы монастырем управлял игумен Иероним (Ершов), которого в 1791 году сменил игумен Ионафан, настоятельствовавший в  обители 12 лет. Благодаря трудам игумена Ионафана монастырю удалось вернуть около 40 десятин  земли, отчужденной в ходе секуляризации в 1764 году[3].

В 1803-1815 годах в монастыре сменилось 6 настоятелей, но фактически монастырем управлял иеромонах Амвросий, родом из Малороссии, к которому весьма благоволил  митрополит Московский Платон. Иеромонах Амвросий оставался на Угреше во время нашествия французов в 1812 году, когда в стенах монастыря стоял один из отрядов захватчиков и зданиям и храмам Угреши был нанесен немалый ущерб; ризница монастыря на этот период была перевезена в Вологду. 

При правителе-иеромонахе Амвросии были перестроены в 1804 году братские кельи, в 1806 году построен постоялый двор в пойме Москвы-реки вместо снесенного половодьем, на пожертвования купца Федора Ивановича Крутицкого сделана трапезная при Успенском храме в 1810 году,  братская баня в 1815 году[4].

Невозможно не упомянуть о настоятеле Николо-Угрешского монастыря назначенном  в 1810 году − игумене Иннокентии (Смирнове), будущем епископе Пензенском и Саратовском.  Владыка Иннокентий родился в 1784 году в селе Павлово Богородского уезда Московской губернии в семье причетника, обучался в Московской Перервинской семинарии, в 1804 году поступил в Троицкую семинарию при Троице-Сергиевой Лавре. В 1809 году митрополит Платон совершил его монашеский постриг. «6 августа 1810 года Иннокентий был назначен игуменом Николаевского Угрешского монастыря; 14 октября переименован игуменом московского Знаменского монастыря»[5]. Пребывание в этих древних святых обителях, несомненно, благотворно сказалось на духовной жизни и укладе молодого инока. Он не был лишь формальным настоятелем этих обителей. Иноческая жизнь была для него драгоценным путем спасения. Всю свою недолгую жизнь святитель Иннокентий был строгим подвижником, истинным и ревностным монахом. В 1812 году Иннокентий был переведен в Петербург, где, как и в Москве, преподавал. Благодаря его педагогической  деятельности был составлен ряд учебников и пособий для семинарий. Архимандрит Иннокентий  немало потрудился в борьбе с мистицизмом, нахлынувшем в столичный город.

 В марте 1819 был хиротонисан во епископа Пензенского и Саратовского, но в октябре того же года преставился ко Господу. Аскет, не дававший себе ради исполнения долга пощады даже при крайнем истощении сил, идеалист, не считавший нужным в своей ревности о вере и благочестии сообразоваться с каким-либо требованиями практического характера, владыка Иннокентий окончил свою подвижническую жизнь и всецело посвящённую благу Церкви деятельность слишком рано, в тридцать пять лет.  В 2000 году на Юбилейном Архиерейском соборе святитель Иннокентий был прославлен как иерарх, достойный архипастырь, радевший о вверенном ему стаде, заботящийся о чистоте веры, как подвижник и молитвенник, человек праведной жизни.

В 1815 году иеромонаха Амвросия перевели на должность ризничего в Троице-Сергиеву лавру, а настоятелем Угрешского монастыря стал игумен Феофилакт, управлявший обителью до 1819 года. 1 августа 1819 года иеромонах Амвросий был посвящен в  сан игумена и назначен настоятелем Николо-Угрешского монастыря[6], которым и управлял до 1821 года. За это  время был возведен новый деревянный гостиный двор в 1820 году, в 1821 отлит большой колокол весом 318 пудов, который впоследствии разбился и был перелит. 

Преемники Амвросия угрешские игумены Израиль и Аарон оставили после себя самые худшие воспоминания.  Израиль стяжал себе дурную славу еще будучи настоятелем Сретенского монастыря. «При вступлении его на Угрешу казначеем был Варфоломей, всей братии было человек с двадцать, и когда они узнали о назначении его, старшие и лучшие братия поразошлись в другие монастыри, и осталось всего только двенадцать человек, а отец Варфоломей как казначей только дождался, чтобы сдать монастырь и также не замедлил в Московский Андроньев монастырь, где и был принят»[7].  Настоятельствовал Израиль всего три года, но оставил после себя недобрую память и во многом способствовал упадку монастыря. Его прислужники притесняли местное население, а порой и вовсе обирали крестьян, задерживали у себя их скот, требуя выкупа, и издевались над ними. Сам игумен доходил до того, что устраивал потешные вылазки: одевался в шутовской наряд, ложился перед воротами, увидев приближавшийся воз или телегу. Его помощники требовали мзду за то, что они будто бы едва не задавили игумена. Люди старались объезжать монастырь стороной. Игумена Израиля осудили за присвоение монастырских денег, в 1837 году он был лишен монашества, переведен в Вологодскую епархию, а позже сослан в Томск, где потом и умер в 1860-х гг. 

В 1825 году игуменом обители стал Аарон, но о делах обители не радел. Служить он не любил, зато питал пристрастие к спиртному. В монастыре старался бывать поменьше, предпочитая или отправиться на рыбалку с бочонком вина, или ездить по знакомым семействам, которым он одалживал деньги в рост.  За время игуменства Аарона семь угрешских монахов были лишены сана за серьезные проступки. 29 марта 1833 года его самого отстранили от должности, запретили служить. С 1835 года жил в Свято-Екатерининской пустыни, где вел себя достаточно прилично.

В конце XVIII – первой половине XIX веков на Угрешу часто помещали монахов, совершивших серьезные проступки, несмотря на это  и на ухудшение материального положения духовная жизнь все-таки продолжалась.  Бывших угрешских игуменов за их усердную службу рукополагали в архиерейское достоинство. Преподобный Пимен в своих «Воспоминаниях», говоря о своих предшественниках, называет возведенных впоследствии в сан иерархов: «Трифиллий в 1697 году – митрополит Нижегородский; Феофан в 1753 году – епископ Нижегородский; Ириней в 1675 году – епископ Вологодский; Лаврентий в 1820 году – епископ Черниговский, после (1826) – архиепископ;  Евгений (Казанцев) в 1818 году – епископ Курский, архиепископ Псковский (1822), Тобольский (1825), Рязанский (1831) и Ярославский (1837), Иннокентий (Смирнов) в 1819 – епископ  Пензенский и Саратовский, Игнатий (Брянчанинов) в 1857 году – епископ Кавказский и Черноморский»[8]. Согласно «Воспоминаниям»,  пятнадцать из настоятелей были впоследствии архимандритами, и шесть из угрешских братий были настоятелями в других монастырях. К указанному периоду в истории обители, то есть до вступления в монастырь преподобного Пимена, настоятелями других монастырей стали: «Феофил, угрешский постриженик в 1810 году, был казначеем в Иосифовом Волоколамском монастыре, Троицким ризничим, Знаменским архимандритом, переведен в Тверь в Отрочь монастырь в 1831 году, скончался на покое в Троицкой лавре; Арсений, родом из тульских купцов, полагал начало в Угреше в 1808 году, пострижен в Арзамасском Спасском монастыре, в 1820 году – строитель Оранской Богородицкой пустыни …»[9].

 


[1] Егорова Е.Н., Антонова И.В. Угреша. Страницы истории. – Дзержинский, 2005 – с. 279.

[2] ЦИАМ, ф.203, оп. 205.

[3] РГАДА, ф. 1205, оп. 1, ед.хр. 3.

[4] ЦИАМ, ф.203, оп. 205, ед.хр. 198.

[5]. Бриллиантов А.И. Преосвященный Иннокентий (Смирнов), епископ пензенский и саратовский. – СПб., 1912, - с.2.

[6] ЦИАМ, ф.203, оп. 746, ед.хр.  598.

[7] Пимен, архим. Воспоминания. – М., 2004, - с. 78.

[8] Пимен, архим. Воспоминания. – М., 2004, - с. 260.

[9] Пимен, архим. Воспоминания. – М., 2004, - с. 260.

История монастыря (ч.2)

Возрождение монастыря. 1834–1852

В 1834 году число братии Николо-Угрешского монастыря сократилось до 10 человек, из которых монашествующих было только лишь шесть. Обитель пребывала в крайне запущенном состоянии, речь шла даже о ее закрытии. Но, по милости Божией, монастырю предстояло стать «второй Лаврой», так впоследствии называли обитель московские святители.

В 1833 году настоятелем монастыря был назначен святитель Игнатий (Брянчанинов), который хотя и не успел возглавить обитель в связи со скорым  назначением его архимандритом Троице-Сергиевой пустыни вблизи Петербурга, но сыграл важную роль в скором возрождении и расцвете Угреши. Именно святитель Игнатий рекомендовал святителю Филарету, тогдашнему Московскому митрополиту, назначить на должность настоятеля Николо-Угрешского монастыря хорошо знакомого ему иеромонаха Оптиной пустыни Илария.   А чуть ранее как раз святитель Игнатий отправил в Оптину пустынь послушника Петра Мясникова, будущего возобновителя Угрешской обители.

Так, по промыслу Божию, возрождение обители святителя Николая было положено двумя  великими русскими святыми – святителями Филаретом (Дроздовым) и Игнатием (Брянчаниновым). А непосредственные труды выпали на долю игумена Илария, который возглавлял монастырь почти восемнадцать лет – с 1834 по 1852 гг.

Игумен Иларий (в миру Илия) родился в 1792 году в г. Мологе Ярославской губернии в семье мещан. В 1817 году поступил послушником в Белобережную пустынь Орловской епархии, потом некоторое время жил в Коневском монастыре.  22 февраля поступил  в Спасо-Преображенский  Соловецкий монастырь, где был пострижен в монашество 7 апреля 1823 года. В 1825 году переходит в Александро-Свирский монастырь, где 5 марта 1827 года был рукоположен во иеродиакона, а 20 ноября 1827 года состоялась его священническая хиротония, он был назначен ризничим обители. В Александро-Свирском монастыре он подружился с отцом Игнатием Брянчаниновым, оба они были учениками иеромонаха Леонида (Наголкина), в схиме Льва, известного оптинского старца, прославленного ныне в лике святых. Отец Леонид перешел в Оптину пустынь, туда же в 1832 году вслед за своим духовным наставником перевелся  и отец Иларий. В начале 1834 года Иларий перешел в Спасо-Каменецкий монастырь Вологодской епархии, но вскоре 8 марта 1834 года при содействии  отца Игнатия Брянчанинова был назначен   настоятелем Николо-Угрешского монастыря, в сан игумена его посвятили 4 сентября1834 года.

Прежде всего новый настоятель подверг тщательной реорганизации штатный состав монашествующих, стал следить за тщательным исполнением монастырского устава, он был весьма строг и выдержан в аскетической жизни. За время игуменства Илария число братии в Угреше возросло до двадцати двух человек. Воспитанный в общежительных монастырях, еще большее внимание игумен Иларий уделял строгости духовной  жизни вверенной ему обители. Так, он установил на полунощице читать утренние молитвы, что обычно в штатных монастырях не соблюдалось.

Постепенно обитель стала подниматься как в духовном, так и в экономическом отношении. У монастыря появились благотворители, которые по собственному желанию жертвовали средства на его благоустройство. В 1840 году на средства московского купца Ивана Петровича Пятницкого и жены его Анны Андреевны Пятницкой в колокольне был сооружен храм в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи. В 1841 - 1843 гг. на средства, пожертвованные Авдотьей Ивановной Рыбниковой, в монастыре возобновили,  перестроили и расширили соборный Никольский храм. В 1849 году на средства московской купеческой жены А.М. Зубовой собор был расписан. В 1850-1852 гг. различными лицами было пожертвовано 55 000 рублей серебром.  На эти средства в обители расширили Успенский храм,  в котором устроили придел во имя преподобной Марии Египетской, перестроили корпус,  примыкающий к настоятельским келлиям, построили деревянный на каменном фундаменте странноприимный двор.   Успенский храм и придел освящал сам святитель Филарет Московский.

Все это способствовало тому, что Николо-Угрешский монастырь пользовался все большим уважением у православного народа,  к обители святителя Николая приходит с каждым годом все больше паломников. К примеру, в 1852 году при освящении Успенской церкви  монастырь принял до восьми тысяч   паломников, а в день  праздника явления иконы Святителя Николая число богомольцев возросло до двенадцати тысяч.

Игумен Иларий был строг в духовной жизни, но обязанностями настоятеля в хозяйственном плане тяготился, предпочитая келейную жизнь. С годами  он все в большей степени отдавал бразды правления бывшему келейнику – отцу Пимену,  который, в свою очередь, набирался у него духовного опыта.  16 ноября 1852 года по собственному прошению  игумен Иларий  был уволен на покой в Николо-Пешношский монастырь, через месяц переехал в Московский Покровский монастырь, а спустя два месяца  окончательно обосновался в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой лавры. Именно там он и принял великую схиму с именем Илия.  

Бывший настоятель не раз бывал в Николо-Угрешском монастыре, а с лета 1858 года  около года прожил в специально устроенной для него келье в Петропавловском скиту, где еще не было церкви.  Преставился ко Господу схиигумен Илия 9 июля 1863 года в Гефсиманском скиту. Преподобный Пимен «сам совершал отпевание тела своего старца и провожал оное до Параклита, где в церкви, с правой стороны возле окна, оно и было предано земле»[1].

Помимо о. Пимена у игумена Илария был еще один постриженик, прославившийся своими трудами в Саввино-Сторожевском монастыре – архимандрит Галактион,  в миру Егор Егоров. Родился он в Тверской губернии в 1812 году, в 1840 году поступил на Угрешу. Подобно преподобному Пимену имел несколько послушаний: трапезного, просфорника, свечника, пел на клиросе, и многое другое. 10 июня 1844 года был пострижен в мантию, 18 марта 1845 года  состоялась его диаконская хиротония, а 24 апреля 1846 года – священническая. С октября 1848 года отец Галактион уже находился в Саввино-Сторожевском монастыре, а в 1856 году стал наместником этой обители  в сане игумена. За время правления о. Галактиона сменилось 10 настоятелей – викариев Московской епархии, из которых наиболее долго управлял епископ Леонид (Краснопевков). С 1870-х гг. отец Галактион находился уже в сане архимандрита, благодаря его трудам Саввино-Сторожевский монастырь  был обновлен и перестроен, устроен Саввинский скит. Отец Галактион снискал особую любовь не только братии вверенной ему обители, но и настоятелей других монастырей. Тепло к нему относился и преподобный Пимен, вместе они не раз служили, а в 1876 году совместно посетили монастыри в Ростове Великом и его окрестностях. 5 февраля 1887 года  архимандрит Галактион скончался и был погребен на соборной площади Саввино-Сторожевского монастыря  перед Рождественским храмом.   

С удалением игумена Илария во главе Николо-Угрешского монастыря встал новый настоятель – преподобный Пимен, трудами которого обитель святителя Николая вступила в пору своего истинного расцвета.

Архимандрит Пимен (в миру Петр Дмитриевич Мясников) родился 10 августа 1810 года в Вологде в купеческой семье. Родители его, церковный староста Дмитрий Афанасьевич и Авдотья Петровна, были людьми  весьма благочестивыми. Когда Петру минуло 8 лет, его стала обучать грамоте соседка Пелагея Егоровна Крылова. Уже в десять-двенадцать лет отрок принялся за чтение Библии, затем прочитал «Алфавит Духовный» святителя Димитрия Ростовского, и в его сердце укрепилось желание идти путем монашеской жизни. Вскоре две его сестры поступили в Горицкий Троицкий монастырь.  Их примеру решил последовать в 1830 году и Петр; его отец, хотя и не сразу, но благословил сына на монашество.

В том же году  в Семигородной пустыни под Вологдой произошла встреча Петра с Дмитрием Брянчаниновым, будущим епископом Игнатием, готовящимся к монашескому постригу. Продолжительная беседа с будущим Святителем, отличавшимся глубиной веры, знанием Священного Писания и святоотеческих трудов,  утвердила молодого Петра в желании удалиться из мира. «Так, по воле Божией,  и пересеклись пути двух будущих настоятелей Николо-Угрешской обители. Так, будущий святитель Игнатий Брянчанинов во многом определил и монашеский путь  самого архимандрита Пимена, и столь ожидаемый расцвет Угрешского монастыря»[2].

Через два года, в 1832 году,  Петр поступил в Новоезерский Кириллов монастырь, затем отправился в паломничество по святым местам Руси. Побывал он в  монастырях Корнилиевом Комельском, Троицком Обнорском, Феодоровском Ярославском, Троице-Сергиевой лавре, Николо-Пешношской обители, Глинской пустыни, в Козельской Оптиной пустыни и Киево-Печерской лавре.  Игнатий Брянчанинов, будучи строителем Лопотова монастыря, дал Петру Мясникову рекомендательное письмо известному оптинскому старцу Леониду (Наголкину), в схиме Льву. В Оптиной пустыни Петра радушно приняли, определили к работам. Здесь он познакомился и с иеромонахом Иларием и стал его келейником. В 1834 году, по рекомендации святителя Игнатия, иеромонах Иларий был назначен святителем Филаретом настоятелем Угрешского монастыря. Вместе с ним на Угрешу и его келейник – послушник Петр.

13 марта 1834 года он прибыл в монастырь, чтобы на следующий день встретить там своего наставника, 9 апреля того же года был зачислен в число братии обители. За недостатком насельников Петру, помимо послушания келейника, приходилось нести и труды и за свечным ящиком, и в трапезной, и многое другое. Пробыв послушником в течение пяти с половиной лет, Петр был   пострижен в монашество 26 марта 1838 года с наречением ему имени Пимен. 23 февраля 1839 года он был рукоположен в иеродиакона, затем стал исполнять обязанности казначея, а 25 апреля 1840 года состоялась священническая хиротония преподобного Пимена, 26 февраля  1844 году он был утвержден в должности казначея.

В 1847 году Угрешу посетил святитель Игнатий Брянчанинов, имевший продолжительную беседу и с игуменом Иларием, и с иеромонахом Пименом. Встреча с Игнатием пробудила в Преподобном желание посетить родные места. В 1848 году по пути в Вологду иеромонах Пимен, в свою очередь, навестил архимандрита Игнатия Брянчанинова, бывшего в то время настоятелем Николо-Бабаевского монастыря.

В 1849 году отец Пимен познакомился с Марией Григорьевной Александровой, а вскоре и с ее мужем, купцом и мануфактур-советником  Петром Матвеевичем Александровым. Эта встреча оказалась значимой для Угреши, так как с того момента Александровы на многие годы стали благодетелями обители, вложившими в монастырь огромные средства. За период с 1849 года до кончины П.М. Александрова в 1852 году ими в разное время было передано до 300 000 рублей серебром, а по завещанию Александрова куплен для монастыря доходный дом в Москве на Таганке за 110 000 рублей серебром.

 


[1]  Архимандрит Пимен. Биографический очерк настоятеля Свято-Никольского Угрешского монастыря.  – Свято-Никольский Угрешский м-рь, 1998 – с. 185.

[2] Перевезенцев С.В. Свято-Никольский Угрешский Ставропигиальный  мужской монастырь. – М, 2004 – с. 37.

Расцвет. 1852–1880

После того, как игумен Иларий уехал на покой,  22 ноября 1852 года, иеромонах Пимен был назначен управляющим монастырем. В этот день митрополит Филарет (Дроздов) вызвал к себе отца Пимена и предложил ввести в монастыре общежительный устав.

16 октября 1853 года в Николо-Угрешском монастыре был введен общежительный устав. Накануне, 15 октября, в обитель прибыл митрополит Филарет и возглавил всенощное бдение в Успенской церкви. А за Божественной Литургией, совершенной святителем Филаретом на следующий день, иеромонах Пимен был возведен в сан игумена. По окончании литургии московский святитель произнес слово перед Угрешской братией, в котором призвал монашествующих всем сердцем принять новые правила иноческой жизни. П.М. Александров, в свою очередь, поддержал общежитие на Угреше достаточными материальными средствами.

Впрочем, общежитие утверждалось на Угреше нелегко. Иноки, как вспоминал Преподобный, были недовольны реформой и оказывали ей глухое сопротивление. Число братии в 1853 году сократилось с 22 до 17 человек, но вскоре все невзгоды были преодолены, и число братии к 1855 году  увеличилось до 30 человек.

В августе 1858 года в день памяти святителя Петра Московского отец Пимен был возведен святителем Филаретом в сан архимандрита.  Число братии росло: в 1865 году составило 48 человек, а в 1867 – 94 человека. В 1870 году решением Святейшего Синода  штат монастыря был увеличен с 12 человек до 92. А уже к 1875 году число насельников достигло 130 человек. Так, приняв общежительный устав и став оплотом строгой духовной жизни, Николо-Угрешский монастырь вступил в период своего второго расцвета.

Доходы обители увеличились,  возросли и владения монастыря. В обители на средства благодетелей ведется масштабное строительство. В 1854 году на средства П.М. Александрова строится трапезный храм во имя апостола Матфея и великомученицы Параскевы.  В 1857-1860 гг. по проекту архитекторов А.С. Каминского и М.Д. Быковского строится пятиглавая больничная церковь во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».  В 1859 году, опять же на средства П.М. Александрова, монастырская колокольня была надстроена до 6-ти ярусов и достигла высоты 77 метров.  В 1855-1866 вокруг обители возводится новая каменная стена протяженностью 1700 метров и высотой 5-6 метров, с 16 башнями и 8 воротами.  Одновременно строились восточный и южный двухэтажные кирпичные корпуса. В одном из корпусов расположили  больницу, в которой во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. лечились раненые русские воины. 

Особого внимания заслуживает северная монастырская стена, получившая название «Палестинской» или «Иерусалимской», являющейся уникальным памятником архитектуры того времени. «Палестинская стена, сохранившаяся до наших дней, представляет собой символическое изображение Святого града Иерусалима в условных иконописных формах. Сходство с живописным прообразом достигается дробностью членений, разнообразием и изменчивостью декоративных элементов»[1].  В проектировании и строительстве стены принимал участие архитектор А.С. Каминский.

В 1870- 1892 гг.  вдоль южной границы монастыря был построен двухэтажный корпус, в котором находилась богадельня на 50 человек, устроенная на вклад П.М. Александрова.  В 1850-е гг. монастырские пруды были благоустроены, в них завели рыбное хозяйство. Построена водопроводная система для снабжения монастыря водой, сооружена Водяная башня с источником внутри нее.

13 марта 1859 года благодетель обители П.М. Александров скончался, Петр Матвеевич был погребен в склепе под алтарем храма апостола Матфея и великомученицы Параскевы. А через три года  преставилась ко Господу и его супруга, Мария Григорьевна, она была похоронена вместе со своим мужем.

Но Господь не оставил Угрешскую обитель. Вскоре у монастыря появился новый благодетель – Петр Иванович Куманин. В течение пяти лет, до самой своей смерти, Петр Иванович оказывал монастырю разнообразную помощь. Именно на его средства в 1852 -1860 гг. на территории обители был устроен Петропавловский скит, включавший в себя деревянные Петропавловский храм с притвором и колокольней и кельи насельников.  У ворот находилась часовня во имя Иерусалимской иконы Божией Матери. В 1865 году П.И. Куманин скончался и был похоронен под алтарем скитского храма.

Строительство в обители святителя Николая продолжалось. В 1869-1870 гг. усердием московского купца Дмитрия Павловича Рогаткина на юго-восточном углу  монастыря построили Казанский храм. В 1875 году на средства Василия Лукича Васильева на нижнем этаже под Казанской церковью устроили храм во имя святителя Василия, исповедника Парийского. В 1868-1870 гг. в селе Остров с торгов купили дом, привезли его в Угрешу, и из этих материалов возвели деревянные с железной крышей  архиерейские палаты с крестовой церковью во имя преподобного Сергия Радонежского. Успенская церковь была обновлена, а примыкающие к ней Государевы и Патриаршии палаты были переделаны в настоятельские. Башня XVII века, которая располагалась на западе этого корпуса, была перестроена в беседку и соединена с настоятельскими палатами  застекленной галереей.

В 1868 году на частные вклады богомольцев на братском кладбище была построена деревянная часовня во имя Знамения Креста в виде восьмигранной башни. Внутреннее убранство часовни было великолепно: резные киоты из орехового дерева, азиатская сосна с надписями из лимонного дерева, на потолке – резное изображение Иерусалима. В этой часовни архимандрит Пимен заранее приготовил для себя место погребения.

Успехи отца Пимена в возрождении монастыря были замечены и высоко оценены. В 1863 году ему поручено заняться перестройкой Вознесенского монастыря в Московском Кремле. А чуть позже, в 1880 году, архимандрит Пимен руководил работами по достройке и открытию московского Ивановского монастыря.  В июне 1869 года архимандрит Пимен стал благочинным монастырей в епархии.

За годы правления архимандрита Пимена Угреша превратилась из духовно и материально оскудевшей полузабытой обители в  процветающий монастырь, духовный и культурный центр не только Московской губернии, но и всей России.  Так, большим авторитетом у братии и богомольцев пользовался иеросхимонах Иосиф,  обладавший даром утешения и нелишенный дара прозорливости. С 1871 года в Петропавловском скиту подвизался игумен Антоний (Бочков), бывший настоятель Череменецкого монастыря, один из ближайших учеников преподобного Льва Оптинского.  Скончался он от тифа 5 апреля 1871 года. В период  с 1810 по 1873 год из Угреши вышли шесть настоятелей других обителей: Феофил, Арсений, Галактион, Сергий (Свешников), Нил, Каллист  и Николай.

Монастыри издревле были центрами просвещения. Вот и архимандрит Пимен, следуя этой древней традиции и по настоянию советника Московской палаты государственных имуществ Я.И. Попова, открыл в 1866 году при обители третьеклассное училище для крестьянских детей. Для нужды училища было отдано здание на берегу Москвы-реки, а 1872 году на горке, к северу от монастыря, для училища было выстроено новое красивое здание, а через год при нем освящен храм во имя Сошествия Святого Духа.  Училище при монастыре просуществовало 10 лет, а в 1876 году предано в ведение Министерства народного просвещения.

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. по инициативе отца Пимена в Угрешской обители был устроен лазарет на 50 коек, для которых освободили оба этажа богадельни. Десять угрешских монахов стали братьями милосердия, пройдя курс обучения в фельдшерском отделении Военного госпиталя и Новой Екатерининской больнице.

Монастырь в этот период привлекал к себе многих талантливых людей. В 1870 году здесь послушником был крупнейший русский мыслитель  и писатель Константин Николаевич Леонтьев. В 1867 году послушником монастыря стал историк и духовный писатель Дмитрий Дмитриевич Благово, впоследствии, принявший монашество с именем Пимен.

Преподобный Пимен сохранял теплые отношения со святителем Игнатием, вновь посетившим монастырь в 1861 году. Все годы правления отец Пимен не оставался без внимания московских архипастырей. И святитель Филарет, и его преемник, святитель Иннокентий, проявляли особое внимание и заботу о Никольской обители, называя ее «Второй Лаврой». Большим другом архимандрита Пимена был викарий епархии епископ Леонид (Краснопевков), занявший затем в сане архиепископа Ярославскую кафедру.

9 августа 1880 года монастырь торжественно отпраздновал знаменательную дату – 500-летие со дня основания. Торжества, в которых принимали участие и братия обители, и настоятели других монастырей, возглавил митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков). В этот день, после праздничного богослужения, состоялась закладка Преображенского собора.

Архимандрит Пимен по болезни не принимал участия в службах, а в ночь с 16 на 17 августа 1880 года преставился ко Господу.   Отпевание и погребение старца происходили при огромном стечении народа. «Стечение народа в день погребения было столь велико, что едва не превзошло бывшее в день празднования пятисотлетней годовщины: при выносе тела после отпевания все пространство от собора до часовни на кладбище, где приготовлена была могила, было усеяно сплошной толпой народа»[2].

Почитание преподобного Пимена началась сразу же после его смерти. 28 августа 2000 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II прославил его в лике Московских святых, а на Архиерейском соборе  3-8 октября 2004 года установлено было его общецерковное почитание. Мощи Преподобного, обретенные чудесным образом, пребывают ныне в Николо-Угрешской обители.

 


[1] Перевезенцев С.В. Свято-Никольский Угрешский Ставропигиальный  мужской монастырь. – М, 2004 – с.42.

[2] Архимандрит Пимен. Биографический очерк. – М., 1998 – с. 568.

Угреша на рубеже веков. 1880–1918

После смерти архимандрита Пимена монастырь возглавил новый настоятель – игумен Нил. Отец Нил, в миру Николай Лукин, родился в 1825 году в г. Скопине Рязанской губернии в купеческой семье. В Угрешу поступил 2 июля 1853 года, пострижен в монашество 23 марта 1857 года, рукоположен во иеродиакона 28 июля 1857 года, а вскоре и в сан иеромонаха. С 25 августа 1867 года исполнял обязанности казначея, а 28 марта 1870 года назначен был строителем Николо-Берлюковской пустыни, которую привел в цветущее состояние. 28 апреля 1876 года возведен в сан игумена. 20 ноября 1880, по желанию Угрешской братии, был назначен настоятелем Николо-Угрешского  монастыря, 1 апреля 1887 года возведен в сан архимандрита. При нем строились Спасо-Преображенский собор и Никольская часовня. 6 мая 1893 года он представился ко Господу и был погребен в крипте под алтарем Спасо-Преображенского собора. Число братии при нем сократилось до 46 человек.

В 1893 – 1905 гг. архимандритом монастыря был отец Валентин, в миру Василий Леонтьевич Смирнов. Он родился в 1834 году в семье священника, окончил курс Николо-Перервинского училища, в 1849 году поступил в Синодальный хор малолетним певчим. С 1853 года в течение 11 лет исполнял послушания в разных монастырях, собственно, в Угрешу он пришел 24 июля 1859 года. Монашеский постриг состоялся 22 июля 1865 года, диаконская хиротония – 21 сентября 1865 года, священническая – 11 февраля 1873 года. С 28 марта 1873 года занимал должность ризничего, с 23 сентября 1877 года – должность казначея.  9 июля 1893 года назначен настоятелем монастыря с возведением в сан архимандрита.  При отце Валентине 24 августа 1894 года был освящен Спасо-Преображенский собор, а 22 ноября 1896 года архимандрит Валентин стал благочинным общежительных монастырей. В 1893 году была освящена законченная к тому времени Никольская часовня. Число насельников монастыря возросло до 54 человек к 1898 году (данные за 1898-1909 гг. не сохранились). В 1905 году отец Валентин скончался и был погребен в крипте Спасо-Преображенского собора.

Следующим настоятелем стал архимандрит Макарий, в миру Михаил Иванович Ятров.  Он родился в 1856 году в семье священника, окончил пять классов Рязанской духовной семинарии. Затем его жизненный путь резко изменился: он перешел в Варшавское юнкерское училище, окончив его, поступил на военную службу. Выйдя в отставку в чине поручика, Михаил стал  с марта 1883 года учителем Николо-Угрешского народного училища, а 6 октября 1888 при преобразовании училища в церковно-приходскую школу был утвержден преподавателем Закона Божия.

Монашеский постриг отца Макария состоялся 13 апреля  1891 года,  9 августа 1892 года он был рукоположен в сан иеродиакона,  а 12 сентября 1893 года состоялась священническая хиротония.

Именно за свои труды в деле преподавания отец Макарий получил первую церковную награду – набедренник.  С 1899 года он уже официально не был законоучителем, но продолжал заниматься любимым делом: преподавал Закон Божий в Николо-Угрешском училище, о чем свидетельствует «Ведомость о школе, богадельне и больнице за 1909 год».

28 июня 1905 года отец Макарий был назначен настоятелем монастыря с возведением в сан архимандрита. Труды отца Макария  были отмечены  и правительственными наградами, в числе которых: серебряная медаль в память Александра III (1896), орден святой Анны II степени (6.05.1909), орден святой Анны III степени (6.05.1913),  орден святого Владимира IV степени (6.05.1916).

Запустение. 1918–1990

В послереволюционный период на долю Угрешского архимандрита Макария выпали нелегкие испытания. Он управлял монастырем и в период его расцвета, когда численность братии составляла более 150 насельников,  в годы Первой мировой войны, когда численность братии сократилась, так как многие послушники были призваны на фронт, и на заре советской власти,  когда обитель терпела всяческие притеснения.

В 1917 году в Николо-Угрешский монастырь прибывает святитель Макарий (Невский), отстраненный от управления Московской епархией. Митрополит Макарий поселился в Архиерейском доме, где и жил постоянно до переезда в соседнее село Котельники в 1925 году. У владыки Макария сложились очень теплые отношения с настоятелем. Братия обители, а в первую очередь, отец Макарий, часто навещали святителя Макария. Митрополит Макарий проявлял  особое внимание и любовь к  отцу архимандриту, в праздники всегда посылал ему поздравление и просфору. Особым духовным торжеством был день тезоименитства святителя Макария, когда братия вместе с архимандритом Макарием  сослужила владыке в крестовом храме Архиерейского дома.

4 августа 1918 года архимандрит Макарий был арестован и, как сообщает газета «Известия», «препровожден в распоряжение ВЧК по борьбе с контрреволюцией». После пребывания под арестом, был выпущен под подписку о невыезде. Не обошлось и без обыска в покоях митрополита, где, якобы, были обнаружен штаб контрреволюции. Посещения Николо-Угрешского монастыря представителями новой власти были нередкими. Как правило, они сопровождались унижениями и оскорблениями опального владыки и отца Макария.

Пытаясь спасти монастырь и его насельников, архимандрит Макарий становится в 1919 году руководителем «Николо-Угрешской трудовой общины» и объединившей около 40 человек. Немало претерпел от безбожной власти: унижение, насилие при изъятии церковных ценностей в 1922 году и последовавший за этим второй арест.

Однако монашеская жизнь и  богослужения  в обители продолжались, несмотря на соседство с детской колонией Наркомфина. На день памяти святителя Николая  9/22 мая по-прежнему в монастырь стекалось до 14 000 паломников, богослужения совершались во всех храмах обители.  По воспоминаниям современников, отец Макарий обладал удивительным даром слова, когда он произносил проповеди, весь храм замолкал, архимандрит Макарий благоговейно относился к богослужению, был ревностным служителем  алтаря Христова.

Но уже летом 1925 года храмы на Угреше были закрыты, оставлен только  Петропавловский храм для общины, но не более чем на год. С этого времени отец Макарий, по словам  Зинаиды Ивановны Карасевой 1914 года рождения, свидетельницей последних лет жизни монастыря, его закрытия и судеб его последних насельников, тяжело заболел и находился до смерти  в близлежащей к обители деревне Александровке  в доме старосты храма Рождества Богородицы в селе Капотня  Лобанова А.И., за больным архимандритом Макарием ухаживал  насельник монастыря иеромонах Арсений. 

Архимандрит Макарий  скончался в 1928 году и был погребен возле храма в селе Капотня. Похороны его, по-видимому, состоялись тайно,  и могила была сокрыта, чтобы над честными останками последнего настоятеля монастыря не смогли надругаться атеисты.

В 2005 году было  чудесным образом найдено место его захоронения, указанное З.И.  Карасевой. Честные останки архимандрита Макария были перенесены и захоронены весной 2005 года на братском кладбище Николо-Угрешского монастыря.

По настоянию известного реставратора П.Д. Барановского, Никольский собор пытались восстановить как ценный историко-архитектурный памятник, однако реставрация так и не была завершена. В 1930 году монастырские ценности  и церковное имущество, хранившиеся в  Никольском и Преображенском соборах, окончательно вывезли в государственный музей «Коломенское».

В 1918 году территории монастыря была создана детская колония Наркомфина. А в 1924 году на Угреше открылся Красный Детский городок МОНО, куда входило четыре детских дома. В 1827 году на территории монастыря образовали трудовую коммуну № 2, находящуюся в ведении ОГПУ. В нее перевезли 1300 беспризорников, коммуне отданы были все монастырские здания.  В 1936 году этой колонии присвоено было имя Ф.Э.Дзержинского.

В конце 1920-х – 1930-е гг. все храмы бывшей обители были окончательно разорены и переоборудованы под жилые и административные здания. В 1940 году разобрали весьма ветхий Никольский собор. В начале Великой Отечественной войны верхние яруса колокольни были снесены из-за опасения, что высокая колокольня может стать ориентиром для фашисткой авиации.

В 1960 году, под давлением ВООПИиК, вышло постановление о государственной охране Николо-Угрешского монастыря. Реставрационные работы начались только лишь в 1870 году и велись крайне медленно. Отреставрирована была лишь Палестинская стена, а Архиерейский дом, где так же шли реставрационные работы, сгорел в 1977 году.

История монастыря (ч.3)

Возрождение монастыря. 1990–2010 

1990 год  стал рубежом в церковной истории – после смерти Святейшего Патриарха Пимена (Извекова), мужественно управлявшего Церковью в течение двух десятилетий, престол Первосвятителей Московских занял Святейший Патриарх Алексий (Ридигер), на время служения которого пришлось время бурного развития церковной жизни.

Именно 1990 год дал первые плоды новой государственной политики в области религии.  1 октября 1990 года был принят закон «О свободе совести и религиозных организациях». Этот новый закон был более благоприятным для Церкви, чем действовавшее до тех пор постановление ВЦИК 1929 г., но действовал он недолго – всего 15 месяцев – ровно столько, сколько оставалось существовать СССР»[1]. А в ноябре 1990 года появился закон РСФСР «О свободе вероисповеданий», который действует и поныне.

31 марта 1990 года Состоялась I сессия городского Совета народных депутатов. Среди прочих вопросов, рассматриваемых народными избранниками, было принято решение об ускорении реконструкции Николо–Угрешского монастыря. Это решение было подтверждено  на II сессии  городского Совета 10 мая того же года[2]. Решение городского совета депутатов о передаче монастыря Патриархии было беспрецедентным.

В это же время создается инициативная группа верующих жителей города, которые стали ратовать за то, чтобы в реконструируемом монастыре были возрождены и богослужения. Инициативную группу  верующих возглавила Таисия Даниловна Сычева (†1999). Ее ближайшей помощницей стала Анна Мироновна Курских. Были собраны несколько сот подписей под  обращением к властям об открытии прихода на территории разрушенной обители.

В Новодевичьем монастыре, в резиденции Управляющего Московской епархией, летом 1990 года обсуждался вопрос о передаче комплекса бывшего Николо–Угрешского монастыря Русской Православной Церкви. На встрече присутствовали заместитель председателя Дзержинского городского Совета народных депутатов Т.Я. Карпухина и председатель комиссии по культуре при горсовете В.В. Кротков. По воспоминаниям В.В. Кроткова, который  несколько раз встречался с митрополитом Ювеналием, владыка был несколько удивлен, приятно удивлен тем, что не Церковь просит у властей, а власти сами ей предлагают[3].

В результате, 24 октября 1990 года состоялось первое посещение Николо–Угрешского монастыря Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II[4].В здании городского Совета был подписан протокол о намерениях, согласно которому Дзержинский горсовет и Русская Православная Церковь договорились о сотрудничестве в деле восстановлении монастыря. Церковь заявила о своём согласии в кратчайшие сроки возобновить церковную жизнь на территории монастыря. Со стороны горсовета протокол подписали: председатель Совета В.И. Доркин, его заместитель Т.Я. Карпухина, председатель Дзержинского исполкома  А.Б. Шелестов, председатель комиссии горсовета по культуре В.В. Кротков, главный инженер НПО «Союз» Ю.М. Милёхин, председатель профкома НПО «Союз» В.Н. Беженцева, начальник отдела НПО «Союз» В.В. Япринцев, секретарь парткома НПО «Союз» А.Н. Плешаков и главный архитектор нового проекта реставрации О.Б. Морозов. После этого визита были направлены обращения в областную Думу и Министерство культуры.

16 ноября 1990 года IV сессией Дзержинского городского совета было принято решение № 224/24 передать Церкви помещение Успенского храма бывшего Николо–Угрешского монастыря[5].

В декабре 1990 года был командирован в возрождаемую   Николо-Угрешскую   обитель архимандрит Вениамин (Зарицкий), целью пребывания которого была подготовка обители к совершению богослужения.

15 декабря 1990 года был совершен первый молебен с чтением акафиста небесному покровителю обители – святителю Николая[6]. С момента прекращения богослужений  в 1928 году это была первая служба, собравшая  множество жителей города в стенах древней обители впервые за многие десятителетия для совершения богослужений.

19 декабря 1990 года, в день престольного праздника обители, была совершена первая Божественная литургия.  Полученное от городских властей разрешенение на проведение богослужения определяло количество людей  в храме – не более 100 человек, ввиду соблюдения норм пожарной безопасности. Однако, людей пришедших на эту службу оказалось намного больше[7]. К таинству Святой Евхаристии приступило более 300 человек. Хор, участвующий в богослужении, появился совершенно неожиданно, украсив своим пением древнюю обитель.

Как отмечал В.В. Кротков, передача монастыря Церкви началась с передачи стен башен, которые только фактически принадлежали городу, а не ЛНПО «Союз». Большое мужество в борьбе за монастырские помещения проявил архимандрит Вениамин. Письма с просьбой о содействии в освоении монастырем его исторической территории посылались во все инстанции. В течение нескольких лет освобождались помещения для обители[8].

23 января 1991 года Святейший Патриарх  Московский и всея  Руси Алексий II составил обращение в адрес  председателей Мособлисполкома А.С.Тяжлова и Мосгорисполкома Ю.М. Лужкова, в котором, ссылаясь на решение Совета министров от 18 ноября 1990 года, просил отвести земельный участок Николо-Угрешскому монастырю в границах ранее занимаемой монастырем территории[9].

28 февраля 1991 года было принято решение Мособлисполкома за  №101/7 «О передаче памятника архитектуры республиканского значения Николо–Угрешского монастыря в г. Дзержинском Люберецкого района в пользование Московской Патриархии»[10]. Исполком Мособлсовета, принимая к сведению решение Дзержинского горсовета и согласие пользователя  памятника Люберецкого научно-производственного объединения «Союз» Министерства оборонной промышленности СССР, согласился на поэтапную передачу зданий Николо-Угрешского монастыря, которые являются памятниками архитектуры республиканского значения, в безвозмездную собственность Московской Патриархии. При этом решение Люберецкого городского совета народных депутатов от 5 февраля 1990 года № 141/2[11], в котором Московской Патриархии монастырь  передавало не областное правительство, а районное, к тому же не в безвозмездное пользование, а в собственность,  было отменено как противоречащее действующему законодательству РСФСР.

Стоит отметить, что существовал и альтернативный проект этого решения, который, в отличии от принятого, в котором речь шла о передаче всего комплекса монастырских зданий, подразумевал передачу Московской Патриархии лишь освобожденных зданий, а именно: Успенской церкви, часовни, профсоюзного корпуса, каретного двора, стен и башен[12]. К счастью, был принят более благоприятный для монастыря проект решения.

Так, 20 февраля 1991 года комплекс Успенского храма с прилегающими помещениями и колокольня были оформлены как находящиеся в ведении Русской Православной Церкви[13]. 

В это время на территории обители находилась  школа, станция скорой помощи и проживали  граждане. Облисполком взял на себя обязательства предоставить им помещения для переезда.

Чуть, позже в сентябре 1991 года Исполком города Дзержинского принял решение о закрытии кожно–венерологического диспансера на территории монастыря[14]. Здание, в котором находился диспансер, было в аварийном состоянии, но вопрос о переводе диспансера в другое место не решался  в течение десяти лет. Исполком распорядился прекратить  прием  новых больных, а после окончания курса лечения пациентов вывести диспансер с территории обители.

1 мая 1991 года обитель посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий, совершивший Божественную Литургию и чин великого освящения Успенского храма возрождающейся обители. Старшим священником при монастыре был назначен архимандрит Вениамин (Зарицкий), в июне 1992 года утвержденый в должности наместника монастыря, который получил новый, высокий статус, которого не имел никогда, – стал ставропигиальным. Священноархимандритом обители стал Святейший Патриарх Московский и всея Руси[15].

События августа 1991 года привели к распаду Советского Союза и образованию ряда новых государств. «Новая российская власть относилась к Церкви без неприязни и предубеждений, отказавшись от официального атеизма и коммунистической идеологии»[16].

С 1992  года при монастыре открывается детская воскресная школа, с 1993 года существует хор прихожан[17]. Обитель собирает и взыскующих иноческую жизнь: уже в 1992 году состоялся первый монашеский постриг в стенах монастыря[18].

В том же 1992 году Святейший Патриарх Алексий II в праздник Третьего обретения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна Патриарх возглавил Божественную литургию. Ему сослужил епископ Додонский Хризостом (Элладская Православная Церковь). С этого времени визиты представителей Поместных Православных Церквей в нашу обитель стали регулярными. Патриарх Алексий передал возрождающейся обители древний список Тихвинской иконы Божией Матери, ставший одним из самых почитаемых в монастыре[19].

В возрождении монастыря принимают участия и другие обители. Так, ризничным Свято–Данилова мужского ставропигиального монастыря игуменом Досифеем обители были переданы несколько икон во вновь открываемые храмы.

В 1992 году в возрожденной обители впервые отмечался праздник явления иконы Святителя и Чудотворца Николая святому благоверному великому князю Димитрию Донскому, ставший связующим звеном между новооткрытым монастырем и его историческим прошлым[20].

В 1992 году обители Временно управляющим Астраханской епархией епископом Дмитровским Филаретом (Карагодиным) был передан Спасо–Преображенский храм г. Астрахани для организации подворья Николо–Угрешскому монастыря.

Церковь во имя Преображения Господня, построенная в XIX столетии, стала первым подворьем  Николо-Угрешской обители. История храма тесно связана с архиепископом Астраханским Филиппом (Ставицким), который возобновил приходскую жизнь храма в 1945 году. В ходе своего первосвятительского визита в Астраханскую епархию в 1992 году патриарх Алексий  посетил подворья Николо-Угрешского монастыря, совершив там молебен.

В 1993 году в городской больнице малым иерейским чином был освящен храм во имя великомученика Пантелеимона., а в самой обители в 1994 году – трапезный храм во имя апостола Матфия и великомученицы Параскевы Пятницы. Другие храмы обители, воссозданные в 1990-ые года освящались святейшем патриархом Московским и всея Руси: 23 июня 1995 года – Петропавловский храм,  13 апреля 1997 года – придел Марии Египетской, 22 мая 1998 года – часовня святителя Николая, 16 ноября 1999 года – храм во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», 28 мая 2000 года – Спасо-Преображенский собор, 22 сентября 2002 года – храм во имя преподобного Пимена Угрешского[21]. 

Восстановление Спасо-Преображенского собора, самого большого храма обители, представлялось наиболее сложной задачей. Именно он находился в центре внимания каждого человека, посещающего монастырь, и в реставрации этого храма видели многие осуществление мечты о возрождении обители.

На момент передачи монастыря Московскому Патриархату, на территории собора находились различные городские технические службы и склады, сам же он, разделенный перекрытиями на семь этажей, был в аварийном состоянии. Первочередной задачей стало освобождение здания собора. В 1993 году Спасо–Преображенский собор украсили новыми куполами[22]. Начались работы по восстановлению медной кровли. В марте 1994 года на центральном куполе Спасо–Преображенского собора был установлен крест. Крест был изготовлен из стальных швеллеров на ТЭЦ–22, а затем покрыт позолотой. Высота креста 5,5 м., весит он почти  полтонны. Установку креста производили с помощью вертолет. Очевидцы вспоминают, что сильный ветер раскачивал несомый вертолетом крест, и рабочие наверху никак не могли его зафиксировать[23]. Но когда основание креста заняло предназначенное для него место, ветер стразу же утих. Малые купола Спасо–Преображенского собора покрашены в ультрамариновый цвет и украшены позолоченными звездами в 1995 году[24]. А в следующем году в оконные проемы четверика и барабанов Спасо–Преображенского собора были вставлены стекла. Кроме того, установили водосточные трубы. В 1999 году были сняты  последние внутренние перекрытия Спасо–Преображенского собора[25]. Из храма выведен столярный цех. В январе 2000 года к завершению подошли внутренние работы в Спасо–Преображенском соборе, а также начался монтаж иконостаса. Наконец, 28 мая 2000 года Спасо-Преображенский собор был освящен[26].

Обитель по мере своего возрождения стала привлекать внимание многих людей. К примеру, в июне 1994 года в ходе визита в город Дзержинский первый президент России Б.Н. Ельцин посетил Николо–Угрешский монастырь[27].

А 6 октября 1998 года Блаженнейший Анастасий, архиепископ Албанский, находившийся в Москве по приглашению Святейшего Патриарха Алексия II, также стал гостем Николо–Угрешского монастыря[28]. Наместник обители архимандрит Вениамин, братия и воспитанники духовного училища встретили гостя в Успенском храме. После приветственной речи Предстоятелю Албанской Церкви  на молитвенную память был подарен образ Пресвятой Богородицы «Знамение». В ответном слове архиепископ Анастасий поблагодарил владыку Вениамина  за теплый прием и возможность видеть  возрождающуюся святыню Русской Церкви. Гости обители осмотрели монастырь и познакомились с ходом реставрационных работ.

16 ноября 1999 года на освящении Святейшим Патриархом храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» служили гости из Японии – епископы Иокогамский Петр и Киотоский Даниил, который в настоящее время в сане митрополита возглавляет автономную Японскую Церковь [29].  

В 1998 году силами насельников и прихожан обители  территория бывшего братского кладбища Николо–Угрешского монастыря была благоустроена[30].

С 1998 года начинает свою историю музей-ризница монастыря, ставший собранием многих богослужебных предметов, икон, книг и памятников истории[31].

Именно в 1998 году начинается  история Духовной школы при монастыре. Решением Священного Синода Русской Православной Церкви было открыто духовное училище, которое через год по благословению Синода преобразовали в Духовную семинарию. Возникновение и начало деятельности Николо–Угрешской духовной семинарии пришлось на время радикальных перемен в церковной жизни. В сфере духовного образования этот период  ознаменовался ростом числа духовных школ, качественными изменениями в образовательном процессе. В Московской епархии выполнение задач подготовки православных священнослужителей приняли на себя традиционные центры духовного просвещения — иноческие обители, в том числе и обитель Святителя и Чудотворца Николая.

Новая семинария не случайно открылась именно здесь. Еще в XIX веке преподобным Пименом Угрешским была подготовлена благодатная почва для развития духовных традиций в этом уголке Подмосковья. При Николо–Угрешском монастыре им было создано народное училище. Это учебное заведение, предназначавшееся для детей крестьян окрестных деревень, сделалось основой при создании училища для братии монастыря.

В 1990–е годы наместник монастыря архимандрит Вениамин, положив начало восстановлению монашеской жизни обители, в скором времени обратился к идее возобновления в монастыре духовной школы. За исполнение этого замысла он взялся в начале 1998 года. На первой неделе Великого поста во время трапезы братии было объявлено, что при Николо–Угрешском монастыре по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия образуется трехгодичное духовное училище.

Постепенно готовясь к открытию духовного училища, наместник организовал в монастыре богословский лекторий. Приглашенные им студенты старших курсов Московской духовной академии регулярно читали лекции по богословским предметам в трапезной по окончании братского ужина. Некоторые из них впоследствии стали первыми преподавателями Николо–Угрешского духовного училища.

В 1998 году начался первый учебный год Угрешской духовной школы. Указом Святейшего Патриарха ректором духовного училища был назначен наместник Николо–Угрешского монастыря архимандрит Вениамин[32].

Первыми студентами училища были четыре насельника монастыря и 23 молодых человека, главным образом из Москвы и Московской области, но некоторые приехали из Белоруссии и Украины.

Большой интерес к новой богословской школе проявили профессоры и преподаватели московских духовных школ, а также клирики Московской епархии. Благодаря им  духовное образование на Угреше с самого начала было глубоким.

Духовное училище сразу же повлияло на жизнь и деятельность самой обители.  Понесенные в деле становления духовной школы труды братии монастыря и профессорско–преподавательского состава  не были тщетны. Успешные результаты первого учебного года высоко оценила комиссия, направленная Учебным Комитетом Русской Православной Церкви для присутствия на экзаменах в новом духовном училище.

Это обстоятельство в значительной степени повлияло на принятие Священным Синодом Русской Православной Церкви решения о преобразовании трехгодичного Николо–Угрешского духовного училища в Николо–Угрешскую духовную семинарию с пятилетним курсом обучения.

19 декабря 2000 года семинарию впервые посетил Святейший Патриарх Алексий[33]. Предстоятель Русской Церкви совершил освящение семинарского корпуса и ознакомился с состоянием образовательного процесса. В завершение визита он преподал свое первосвятительское благословение учащим и учащимся богословской школы.

В 1999 году игумения Макрина, настоятельница монастыря Дау в Греции, преподнесла в дар Угрешской обители частицу мощей Предтечи и Крестителя Господня Иоанна[34].

28 апреля 1999 года после Божественной литургии Святейший Патриарх Алексий посетил новооткрытый музей–ризницу обители, ознакомился с её экспозицией: древними иконами, церковной утварью, коллекцией монет и фотовыставкой[35].

С апреля 1999 года на монастырском подворье обители в селе Козловка Рязанской области начались работы по устройству домового храма в честь Знамения Пресвятой Богородицы[36].

22 мая 2000 года Епископ Диавлийский Дамаскин передал в дар Николо–Угрешскому монастырю частицу мощей Святителя Николая Чудотворца из монастыря Иоанна Предтечи, что на полуострове Пелопоннес[37].

Важнейшим событием юбилейного года 2000-летия Христова Рождества стало прославление 28 мая, в день освящения Спасо-Преображенского собора, в лике местночтимых святых преподобного Пимена Угрешского, возобновителя обители в XIX веке.

История обретения мощей преподобного Пимена свидетельствует о удивительном явлении Промысла Божия в нашей жизни. Непосредственное участие в этом принимал архитектор В. В. Кротков. С его слов,  в 1970-ые гг. склеп с  честными останками преподобного Пимена был вскрыт местным любителем археологии, который вынес останки  и спрятал их на чердаке одного из соседних к монастырю домов. В.В. Кроткову удалось спустя 20 с лишним лет после этого найти честные мощи архимандрита Пимена в том самом месте. Найденные останки легко были идентифицированы и определены как подлинные.

Завершившийся 2000 год закрыл собой XX столетие, ставшее столь сложным для Отечества и Церкви. Обитель святителя Николая на Угреше встречала наступающий XXI век с надеждой и твердым упованием на Промысл Божий. 

И хотя с наступлением 2001 года начался отсчет уже нового, XXI столетия, все же первые года этого века уместно описать в данной работе в силу исторической их неразрывности с ушедшим XX  столетием.

Обитель продолжала украшаться святынями и приумножить число своих храмов.

 К началу 2001 года было завершено строительство часовни строительство часовни в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших», которая была возведена над источником воды возле Петропавловского храма[38].

31 мая 2001 года Нидерландская Папская Коллегия передала в дар Угрешскому монастырю частицу мощей Святителя и Чудотворца Николая[39]. Частица мощей Николая Угодника передана в обитель из августинского монастыря де Суоре ди Санта Лючия в Риме. Ректор Нидерландского Папского института Р.Смит преподнес святыню наместнику архимандриту Вениамину в дни празднования 70–летия создания Коллегии.

7 августа 2001 года Святейший Патриарх Алексий II  посетил Николо-Угрешский монастырь и совершил молебен в Николо–Угрешском монастыре перед закладкой храма во имя преподобного Пимена Угрешского, который должен быть воздвигнут в честь сотрудников, погибших при исполнении служебных обязанностей. На закладке присутствовал министр юстиции РФ Ю.Я.Чайка[40]. А уже 22 августа 2002 года Святейший Патриарх Алексий II совершил великое освящение храма во имя преподобного Пимена Угрешского[41].

12 февраля 2003 года архимандритом Вениамином была совершена закладка храма в честь святителя Макария (Невского), митрополита Московского и Коломенского, на центральной площади города Дзержинского[42]. Строительство этого храма не было продолжительным – уже 8 мая 2003 года он был освящен малым иерейским чином наместником обители в сослужении братии[43].

Труды  наместника монастыря архимандрита Вениамина (Зарицкого) привлекли к нему внимание священноначалия Русской Православной Церкви. Определением Священного Синода от 7 мая 2003 года архимандриту Вениамину повелено быть епископом Люберецким, викарием  Московской епархии[44]. 14 августа 2003 года за Божественной литургией в Храме Христа Спасителя была совершена архиерейская хиротония епископа Вениамина. Накануне, 13 августа, в крестовом храме во имя Всех святых, в Земле Российской просиявших, Патриаршей резиденции в Московском Свято–Даниловом монастыре Святейший Патриарх Алексий II совершил чин наречения архимандрита Вениамина во епископа Люберецкого[45]. При хиротонии Его Святейшеству сослужили митрополиты Крутицкий и Коломенский Ювеналий, Воронежский и Борисоглебский Сергий, архиепископы Тверской и Кашинский Виктор, Истринский Арсений, Рязанский и Касимовский Павел, Верейский Евгений, Ярославский и Ростовский Кирилл, епископы Филиппопольский Нифон (Антиохийская Православная Церковь), Орехово–Зуевский Алексий, Красногорский Савва, Бакинский и Прикаспийский Александр, Дмитровский Александр, Сергиево–Посадский Феогност, Пермский и Соликамский Иринарх. Это беспрецедентный случай в истории монастыря: игумен обители стал управлять монастырем, будучи облеченным в архиерейский сан.

21 августа 2003 года, накануне празднования явления иконы святителя Николая святому благоверному князю Дмитрию Донскому,  известный художник-реставратор А.Н. Овчинников передал в дар монастырю список–реконструкцию житийного образа Святителя Николая Чудотворца[46]

С 2003 года начались работы по воссозданию Никольского собора. А 21 сентября 2004 года состоялась закладка Никольского собора Угрешского монастыря, с которой начались торжества, посвященные 625-летию основания обители[47]. Божественную литургию, а также чин основания храма возглавил митрополит Калужский и Боровский Климент. Вместе с владыкой в этот день служили архиепископ Рязанский и Касимовский Павел, архиепископ Ярославский и Ростовский Кирилл, епископ Никон (Миронов) и епископ Люберецкий Вениамин. Возведение стен собора завершилось в конце лета 2005 года. 26 августа храм был увенчан позолоченной маковицей с крестом. В течение 2006 года снаружи и внутри храма шли отделочные работы. Одновременно воссоздавался интерьер. Контроль за строительством и отделкой собора был возложен на иеромонаха Арсения (Усачева).

 В 2004 году на Балтийском заводе Санкт–Петербурга отлит 20–тонный колокол для Николо–Угрешского монастыря[48].

13–14 августа 2004 года Николо–Угрешский монастырь в обители пребывал  митрополит Симон (Новиков, †2006). Митрополит Симон более 30 лет управлял Рязанской епархией. Его посещение обители было связано с годовщиной архиерейской хиротонии епископа Люберецкого Вениамина. Владыка Симон молился накануне за вечерним богослужением, а в день праздника Изнесения Честных Древ Животворящего Креста возглавил Божественную литургию[49].

Со дня прославления преподобного Пимена Угрешского почитание этого угодника стало распространяться все более по лицу Русской земли. В обители стали стекаться паломники, свидетельствующие о благодатной помощи по молитвам Преподобного.  Архиерейский собор Русской Православной Церкви, проходивший в октябре 2004 года  зафиксировал всенародное почитание этого угодника Божия,  причислив преподобного Пимена Угрешского к лику всероссийских святых[50].

В ноябре 2004 года была отдана дань памяти еще одному настоятелю обители – архимандриту Макарию (Ятрову).Со слов З.И. Карасевой было определено место захоронения последнего настоятеля Николо–Угрешского монастыря.По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в присутствии настоятеля церкви Рождества Богородицы в Капотне протоиерея Дмитрия Медведева и насльника Угрешской обители игумена Иоанна (Рубина) были проведены все необходимые работы. Обретенные останки отца  Макария были перенесены в Николо–Угрешский монастырь[51]. 23 апреля 2005 года, в Лазареву субботу, состоялось перезахоронение честных останков архимандрита Макария[52]. Он нашел упокоение на бывшем братском кладбище монастыря за алтарем церкви преподобного Пимена Угрешского.

 В период с 20 мая по 2 июня 2005, в рамках празднования 625-летия обители, Николо–Угрешский монастырь принимал делегацию священнослужителей и мирян из Греции. В состав делегации вошли: епископ Диавлийский Дамаскин, настоятель монастыря Панахранду (о. Андрас) архимандрит Евдоким (Франгулакис), священнослужители из Афин архимандрит Серафим (Стергиу) и архимандрит Серафим (Димитриу), мастера по изготовлению церковной утвари Никос Копсалис, Христос Гикас и Димитриос Гикас[53].

Священнослужители доставили в обитель великую святыню — ковчег с частицей святых мощей великомученика и целителя Пантелеимона. Гости участвовали в праздничных торжествах по случаю престольного праздника обители — Перенесения мощей Святителя Николая из Мир Ликийских в Бар, а также в патриаршем богослужении в Успенском соборе Московского Кремля и крестном ходе в день святых равноапостольных Кирилла и Мефодия . Епископ Дамаскин преподнес в дар Николо–Угрешской обители икону Божией Матери «Корень Иессеев».

21 мая 2005 года состоялся крестный ход из Николо–Перервинской обители в Николо–Угрешский монастырь. Крестный ход с иконой Святителя Николая прошел через Печатники, Марьино и Капотню. Возглавил крестный ход архиепископ Истринский Арсений. В крестном ходе приняло участие около 200 клириков Москвы и более тысячи мирян[54]. В Спасо–Преображенском соборе Николо–Угрешского монастыря прибывшее духовенство приняло участие во Всенощном бдении в канун праздника Перенесения честных и многоцелебных мощей Святителя и Чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бар–град.

22 мая 2005 года в день престольного праздника Николо–Угрешского монастыря, богослужение обитель посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II[55].

По окончании Божественной литургии Предстоятель Русской Православной Церкви возглавил крестный ход на площадь Святителя Николая. У памятного знака Святителю Николаю Святейший Патриарх Алексий II совершил молебен. Это богослужение стало центральным в рамках программы торжеств по случаю 625-летия Никольской обители на Угреше.

2 августа 2005 года по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II состоялась закладка храма во имя Сошествия Святого Духа на апостолов на новом городском кладбище[56].

 С 2005 года в Николо-Угрешском монастыре было возобновлено по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II  совершение  древней службы в честь рождества Святителя и Чудотворца Николая[57]. Первое упоминание о праздновании рождества Святителя Николая содержится в славянской рукописи XII–XIII вв. В день рождества Святителя Николая Зарайский образ был перенесен из Корсуня в земли рязанские, образ Николы Великорецкого — в Москву. Источником для возобновления этой службы послужили тексты из рукописных памятников XVII–XVIII веков.

9 октября 2005 года на центральной площади городаДзержинского состоялась закладка храма в честь святого благоверного великого князя Димитрия Донского. По окончании Божественной литургии в Николо–Угрешском монастыре собор духовенства во главе с епископом Люберецким Вениамином совершил крестный ход на площадь Дмитрия Донского к месту закладки нового храма[58].

В ноябре 2005 года председатель Издательского Совета Русской Православной Церкви протоиерей Владимир Силовьев по благословению Святейшего Патриарха передал Николо–Угрешскому монастырю частицу ризы Пресвятой Богородицы из храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове[59].

Торжественным богослужением в день памяти Святителя Николая Чудотворца, 19 декабря 2005 года,  было отмечено 15–летие возрождения монашеской жизни в Николо–Угрешском монастыре[60]. Божественную литургию в этот праздничный день совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Ему сослужили архиепископ Ярославский и Ростовский Кирилл, епископ Дмитровский Александр, епископ Люберецкий Вениамин. За богослужением в алтаре молился архиепископ Кемеровский и Новокузнецкий Софроний.

В этот день Святейшим Патриархом в музее–ризнице монастыря была открыта выставка «О пресвятый и пречудный отче Николае... Образ Святителя Николая Мирликийского в русском искусстве XIV–XIX веков». На открытии присутствовал директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева Г.В. Попов, собиратели частных коллекций и гости обители.

На выставке были представлены экспонаты из музея им. Андрея Рублева, частных коллекций К.В. Голощапова и А.В. Ренжина: иконы Святителя Николая, посвященные ему скульптуры, изделия из эмали, старопечатные книги, содержащие службы Николаю Чудотворцу.

26 марта 2006 Маркиза Иммаколата Соларо дель–Борго передала в дар Николо–Угрешскому монастырю частицу честных мощей великомученика Георгия Победоносца. Представительница древнего рода маркиза Иммаколата Соларо дель–Борго впервые она посетила Николо– Угрешский монастырь в середине 90–х. 3 декабря 2005 года, спустя десять лет, она вновь приехала в обитель. Изменения, произошедшие здесь за сравнительно небольшой срок, глубоко поразили маркизу: «Монастырь буквально преобразился. Я увидела, какие труды были приложены здесь, чтобы воссоздать обитель, вернуть ей былое благолепие. Тогда–то я и решила передать в Ваш монастырь часть мощей святого Георгия, хранившуюся у меня»[61].

28 октября 2006 года в строящемся храме Сошествия Святого Духа на апостолов было совершено первое богослужение — панихида[62], а 31 октября 2006 в строящемся храме во имя святого благоверного князя Димитрия Донского был совершен водосвятный молебен[63].

9 февраля 2007 года Николо–Угрешский монастырь посетила делегация Русской Старообрядческой Православной Церкви во главе с митрополитом Московским и всея Руси Корнилием[64]. Делегация РПСЦ ознакомилась с богослужебной и хозяйственной жизнью монастыря и посетила предполагаемое место заточения протопопа Аввакума. В ризнице гостям была показана коллекция древних икон. Затем делегация посетила храмы обители. В Никольском соборе особое внимание гостей привлекла искусная роспись иконостаса в древнерусском стиле.

В ходе беседы, состоявшейся после ознакомления с монастырем, митрополит Корнилий отметил труды епископа Вениамина по сохранению церковных древностей и организации в обители филиала Коломенского музея–заповедника.

Епископ Вениамин преподнес владыке Корнилию памятную медаль Николо–Угрешского монастыря и копию раритета — Мирной грамоты 1867 года Белокриницкого митрополита Кирилла. Митрополит Корнилий от имени всей делегации поблагодарил епископа Вениамина за теплый прием.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II на рапорт наместника Николо–Угрешского монастыря епископа Вениамина об упомянутом визите наложил резолюцию: «Надеемся, что данный визит послужит дальнейшему сближению между Русской Православной Церковью и Старообрядчеством»[65].

В ноябре 2007 года начались работы по росписи Спасо–Преображенского собора, проводимые Бригадой художников под руководством Андрея Валентиновича[66].

 19 декабря 2007 года Божественную литургию в день престольного праздника Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II совершил в сослужении архиепископа Рязанского и Касимовского Павла и епископа Люберецкого Вениамина. По окончании Божественной литургии Предстоятель Русской Церкви прочитал молитвы у мощей Святителя Николая Чудотворца и преподобного Пимена Угрешского[67]. Это был последний визит Святейшего Патриарха Алексия II в нашу обитель.

12 апреля 2008 года Епископ Люберецкий Вениамин совершил великое освящение церкви во имя святого апостола Матфея и великомученицы Параскевы Пятницы — трапезного храма обители[68].

22 мая 2008 года, в день памяти Святителя Николая,  в Николо–Угрешском монастыре директор иконописно–реставрационной мастерской «Канонъ» А.В. Ренжин передал в дар обители собранную им коллекцию книг, портретов, фотографий, открыток, предметов быта и личных вещей семьи святого Императора–страстотерпца Николая II. В уникальное собрание вошло около двух тысяч материальных свидетельств жизни последней царской семьи[69].

16 июля 2008 года Николо–Угрешский монастырь посетил Предстоятель Кипрской Православной Церкви Блаженнейший Архиепископ Новой Юстинианы и всего Кипра Хризостом II. Это был первый визит в Русскую Церковь Блаженнейшего Архиепископа Хризостома со времени избрания Его Блаженства Предстоятелем Кипрской Православной Церкви. В состав делегации вошли митрополит Пафосский Георгий, митрополит Лимассольский Афанасий, митрополит Тамасосский Исаия, протосингел Кипрской Архиепископии архимандрит Иероним (Пилиотис), сотрудник Тамасосской митрополии архимандрит Серафим (Гавриков), диакон Киприан Кундурис, сотрудник Кипрской Архиепископии доктор Андреас Мицидис[70].

Встреча и поднесение креста Блаженнейшему Хризостому состоялаясь в Спасо–Преображенском соборе обители. Предстоятель Кипрской Церкви совершил молебное пение перед мощами Святителя и Чудотворца Николая. Архиепископ Хризостом вознес молитву ко Господу Богу о даровании мира и милости православным христианам. По окончании молебна было провозглашено многолетие Предстоятелям Русской и Кипрской Православных Церквей. Затем с приветственным словом к Архиепископу Хризостому обратился наместник Угрешского монастыря епископ Люберецкий Вениамин. Преосвященный владыка поблагодарил Архиепископа за высокий визит и испросил молитв за братию обители, за всех, кто молитвенно связан со Святой Угрешей.

Блаженнейший владыка Хризостом поблагодарил владыку Вениамина за теплый прием и добрые слова. После осмотра росписей Преображенского собора высокие гости осмотрели другие храмы монастыря, поклонились святыням обители. Затем Архиепископ Хризостом и другие члены делегации посетили музей–ризницу монастыря и выставку, посвященную Императору–страстотерпцу Николаю II. Блаженнейший владыка отметил важность сохранения истории для потомков.

20 августа 2008 года  епископ Вениамин великим чином освятил на городском кладбище церковь в честь Сошествия Святого Духа на апостолов[71].

20 июля 2009 года, в день празднования Влахернской иконы Божией Матери, Преосвященный наместник епископ Люберецкий Вениамин совершил освящение воссозданного Казанского храма малым чином.

Период первосвятительского служения Святейшего Патриарха Алексия II завершился в этом же 2008 году: 5 декабря Святейший Владыка преставился ко Господу. Смерть первоиерарха стала историческим рубежом, отделяющим Русскую Церковь от эпохи гонений. Время первосвятительства этого патриарха стало периодом масштабного возвращения Церкви храмов и монастырей, увеличением числа иерархов и клириков, массового обращения  людей к идеалам Святого Православия.

Собственная история Николо-Угрешского монастыря, равно как и многих других монастырей и приходов, ярко иллюстрирует этот процесс. Действительно, монастырь буквально ожил, перешел от небытия разрухи к первым робким шагам монашеской жизни. Постепенно  внешний вид обители преображался, все более возвращаясь к дореволюционному образцу, приходили взыскующие иноческой жизни.

И если в апреле 1992 года состоялся первый монашеский постриг, то 7 декабря 2009 года первый из пострижеников обители отошел ко Господу. Это был 45-летний иеромонах Серафим (Калугин), принявший пострижение в малую схиму в декабре 1992 года.

Завершившаяся эпоха Святейшего Алексия закрыла и период становления Николо-Угрешской обители.

Управление Русской Церковью Промыслом Божиим было вверено Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, избранному Поместным  Собором 2009 года.

В период проведения Собора некоторые его участники посещели Николо-Угрешскую обитель.  Так, 26 января в нем  был  Предстоятель Украинской Православной Церкви митрополит Киевский и всея Украины Владимир  в сопровождении наместника Киево–Печерской лавры архиепископа Вышгородского Павла, управляющего делами УПЦ архиепископа Белоцерковского и Богуславского Митрофана, председателя Учебного комитета при Священном Синоде УПЦ архиепископа Бориспольского Антония и епископа Переяслав–Хмельницкого Александра[72]. А 29 января  среди гостей обители были митрополит Одесский и Измаильский Агафангел, архиепископы Керченский Анатолий, Белогородский Николай, Красноярский и Енисейский Антоний, Пинский и Лунинецкий Стефан, Саранский и Мордовский Варсонофий, Хабаровский и Приамурский Марк, Криворожский и Никопольский Ефрем, епископы Северодонецкий и Старобельский Агапит, Брестский и Кобринский Иоанн, Макеевский Варнава, Вяземский Стефан, Васильковский Пантелеимон. Архиереи, клирики и миряне — всего около 150 человек — посетили храмы обители, музей–ризницу и выставку «Страстотерпец Государь Император Николай II в памяти русского народа»[73].

Новый Священноархимандрит обители – Святейший  Патриарх Кирилл – внимательно относится к жизни обители, проявляя  благосклонное Первосвятительское внимание и попечение о нуждах монастыря.

19 декабря 2008 года, в день памяти Святителя Николая,  в бытность свою Местоблюстителем Патриаршего Престола,  Святейший Владыка посетил наш монастырь, совершив в нем Божественную Литургию по случаю престольного праздника. Ему сослужили архиепископ Истринский Арсений, архиепископ Чкондидский Петр (Грузинская Православная Церковь), архиепископ Орехово-Зуевский Алексий, епископ Бронницкий Феофилакт и епископ Люберецкий Вениамин, а также братия обители в священном сане и представители московского духовенства[74].

По окончании богослужения состоялась передача Московским государственным объединенным музеем-заповедником святынь и церковно-художественных ценностей Николо-Угрешского монастыря. Всего было передано 38 предметов, в том числе уникальная реликвия Русской Православной Церкви икона «Собор Архангела Михаила и прочих Сил бесплотных» XVII века, а также богослужебные печатные книги XVIII-XIX веков, старинные церковные облачения и церковная утварь.

31 мая 2009 года, в неделю 7-ю по Пасхе и в день памяти святых отцов семи Вселенских Соборов, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл вновь посетил наш монастырь и совершил в нем Божественную Литургию. Его Святейшеству сослужили архиепископ Истринский Арсений; архиепископ Сергиево-Посадский Феогност, наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры; епископ Аркадий (Афонин); епископ Люберецкий Вениамин, наместник Николо-Угрешского монастыря; члены духовного собора Свято-Троицкой Сергиевой лавры, священнослужители Москвы и Московской области[75].

В память о совершенном богослужении Святейшему Патриарху наместником монастыря епископом Вениамином было преподнесено специально подготовленное силами братии и преподавателей Семинарии печатное издание – летопись Николо-Угрешского монастыря, охватывающую период с 1905 по 2009 года.

После богослужения в Николо-Угрешском ставропигиальном мужском монастыре, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил молебное пение на закладку храма во имя святого мученика Виктора в городе Котельники Московской области.

22 мая 2010 года, в праздник перенесения мощей святителя и чудотворца Николая, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл  совершил свой третий визит в Николо-Угрешский монастырь[76].

Предстоятеля Русской Церкви у Святых врат встречали архиепископ Сергиево-Посадский Феогност, наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, епископ Люберецкий Вениамин, наместник Николо-Угрешского монастыря, протоиерей Владимир Диваков, благочинный центрального округа г. Москвы, протоиерей Владимир Силовьев, главный редактор Издательства Московской Патриархии, братия обители, прихожане и паломники, прибывшие в обитель ко дню ее престольного торжества.

Святейший Владыка прошел к воссозданному в стиле XIV-го столетия  Никольскому собору, где совершил чин великого освящения храма. После этого священнослужители вместе с Патриархом направились в Спасо-Преображенский собор, где Предстоятель Русской Церкви совершил Божественную Литургию.

31 мая 2010 года Священный Синод Русской Церкви под председательством Святейшего Патриарха Московского Кирилла в журнале №40 определил епископу Люберецкому Вениамину, викарию Московской епархии, быть епископом Пензенским и Кузнецким, освободив его должности наместника Николо-Угрешского ставропигиального мужского монастыря[77].  Владыка Вениамин  еще ранее, 16 сентября 2009 года,  Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла №197–7 был  назначен временно управляющим Пензенской и Кузнецкой епархией Русской Православной Церкви Московского Патриархата.

После перевода владыки Вениамина  на Пензенскую кафедру исполняющим обязанности наместника монастыря Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла назначен духовник обители игумен Варфоломей (Петров).

На заседании Священного Синода 24 декабря 2010 года под председательством Святейшего Патриарха Кирилла было принято решение о назначении игумена Варфоломея (Петрова) наместником Николо-Угрешского ставропигиального мужского монастыря (журнал №  143), а также о назначении насельника Николо-Угрешского монастыря, проректора духовной семинарии игумена Иоанна (Рубина) ректором Николо-Угрешской духовной семинарии (журнал № 141) [78].

 


[1] Цыпин В., прот. История Русской Церкви. С.494.

[2] Цит.по: Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.228.

[3] По устным воспоминаниям В.В. Кроткова.

[4] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.230.

[5] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.232.

[6] Там же. С.236.

[7] Там же. С.238.

[8] По устным воспоминаниям В.В. Кроткова.

[9] ЦГАМО. Ф.2157. Оп.1. Д. 13907.Л.93.

[10] Там же. Л.88.

[11] Там же. Л.92

[12] ЦГАМО. Ф.2157. Оп.1. Д. 13907.Л.90.

[13] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.240.

[14] Там же. С.248.

[15] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.242.

[16] Цыпин В., прот. История Русской Церкви .С.503.

[17] Пою Богу моему… // Николо-Угрешский вестник.  1999.  № 1. С.3.

[18] Монашеский постриг // Николо-Угрешский вестник.  1992. № 3. С.3.

[19] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.253.

[20] Угрешская летопись //Николо-Угрешский вестник. 1992. № 10.  С.2.

[21] Летопись Николо-Угрешского монастыря.С.244-310.

[22] Хроника возрождения храма // Угрешские вести.  2000.  № 10.  С.6.

[23] Преображенский собор // Народная газета. 2000. № 17.  С.8.

[24] Хроника возрождения храма. С.6.

[25] Там же.

[26]Там же.

[27] Летопись Николо-Угрешского монастыря.С. 262.

[28] «Созижду Церковь мою…» // Николо-Угрешский вестник.  1998.  № 12.  С.2.

[29]  Зайцева С. Принеси любовь свою Божией Матери // Угрешские вести.  1999.  № 20. С.3.

[30] Николо-Угрешский вестник. 1998. № 5.  С.3.

[31] Меринов К.«Всегда все, всегда вместе» // Угрешские вести . 1999.  № 13.  С.1.

[32] Жатвы много, делателей мало // Николо-Угрешский вестник.  1998. № 11.  С.2.

[33] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.302.

[34] Там же. С.279.

[35] Там же. С.280.

[36] Там же. С.282.

[37] Зайцева С. Обретение святыни // Угрешские вести.  2000.  № 21.  С.5.

[38] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.304.

[39] Там же. С.306.

[40] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.307.

[41] Там же. С.310.

[42] Там же. С.318.

[43] Там же. С.325.

[44] Там же.

[45] Там же.

[46] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.329.

[47] Там же. С.337.

[48] Там же. С.334.

[49] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.337.

[50] Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2004 года. М., 2005. С.313

[51] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.344.

[52] Там же.

[53] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.348-349.

[54] Там же. С.352.

[55] Там же. С.352-358.

[56] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.369.

[57] Там же.  С.370.

[58] Там же. С.372.

[59] Там же. С.373.

[60] Летопись Николо-Угрешского монастыря. Там же. С.375.

[61] Там же.

[62] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.388.

[63] Там же. С.389.

[64] Там же. С.397.

[65] Там же. С. 397.

[66] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.407.

[67] Там же. С.419-420.

[68] Там же. С.421.

[69] Там же. С.427-429.

[70] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.433-435.

[71] Там же. С. 436.

[72] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.456.

[73] Летопись Николо-Угрешского монастыря. С.462.

[74] Там же. С.452.

[75] Служение Святейшего Патриарха Кирилла // ЖМП. 2009.  № 7. С.22-23.

[76] Служение Святейшего Патриарха Кирилла // ЖМП. 2010.  № 6. С.19-20.

[77] Журналы Заседания Священного Синода от 31 мая 2010 года. http://www.patriarchia.ru/db/text/1170651.html

[78] Журналы заседания Священного Синода от 24 декабря 2010 года. http://www.patriarchia.ru/db/text/1368308.html 

По святым местам

25 ноября состоится однодневная поездка в московские храмы в честь Покрова Пресвятой Богородицы и в честь Первоверховных апостолов Петра и Павла.

25 ноября состоится однодневная поездка в московские храмы в честь Покрова Пресвятой Богородицы и в честь Первоверховных апостолов Петра и Павла.

По благословению наместника Николо-Угрешского монастыря Паломнический центр обители приглашает всех желающих на однодневную автобусную поездку...

Патриарх

Патриарх Московский и всея Руси КириллЯ поражен всему тому, что увидел в Угрешской обители. Из руин, из праха восстала не просто красота — святыня. Конечно, здесь виден труд многих людей... Это не просто совместные усилия на очередной стройке, это есть особое действие, которое направлено на возрождение веры, а значит — на благо людей и всей нашей страны. Это служение Богу всего нашего народа. Угрешская обитель являет собой наглядный пример такого созидания. Рядом с такой святыней и такой красотой не может быть некрасивой жизни.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл,
Николо-Угрешский монастырь. 19.12.2008 г.

Собор Угрешских святых

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла 7 сентября 2012 года наместник Николо-Угрешского монастыря игумен Варфоломей совершил чин малого освящения храма, посвященного Собору Угрешских святых.

С того момента празднование Собора Угрешских святых совершается ежегодно во второе воскресенье сентября.

Suffix " clear"

Календарь





  


© Николо-Угрешский монастырь. Все права защищены.
Alekcandrina.ru | Создание и продвижение сайтов.

Яндекс.Метрика

Логин или Зарегистрироваться

Авторизация