Проповедь иеродиакона Иова в Неделю 4-ую по Пасхе, о расслабленном

В сегодняшний воскресный день Церковь предлагает евангельское повествование о том, как Христос исцеляет одного расслабленного, находящегося в течение долгого времени при купели у Овечьих ворот...

В сегодняшний воскресный день Церковь предлагает евангельское повествование о том, как Христос исцеляет одного расслабленного, находящегося в течение долгого времени при купели у Овечьих ворот. Была такая купель в Иерусалиме, и отличалась она удивительным свойством: «Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил [в нее] по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью» (Ин. 5, 4). Время этого схождения для нас точно неизвестно – есть разные версии: кто-то из толкователей Писания говорит, что это было достаточно часто, кто-то говорит, что раз в год. Тем не менее, через эту купель прошло много людей, получивших искомое исцеление. И как всякое место, которое источает благой дар, в том числе – дар здоровья, собирает вокруг себя множество больных, так и Овчая купель стала прибежищем странных, на вид неприглядных, «слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды» (Ин. 5, 3).

Вот мимо этого общества больных и уязвленных людей проходит Христос и видит человека, который уже тридцать восемь лет был в тяжком недуге. Тот не успевал войти в воду первым по возмущении воды, потому что находился другой, более здоровый, у которого было больше сил и который восхищал это право исцеления. Расслабленный так и оставался же неисцеленным.

Когда Христос спрашивает его, почему он столько времени лежит у купели и хочет ли быть здоров, то слышит в ответ: «так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода» (Ин. 5, 7). Действительно, для расслабленного нужна была помощь другого, который, может, уговорил бы окружающих этому многолетнему больному уделить внимание и пропустить его вперед, помог бы ему подняться и дойти до воды. Но расслабленный, не имевший ни возможности двигаться самому, ни доброго человека-помощника, казалось, был самым несчастным человеком. И вот к этому-то расслабленному и приходит Сам Бог, который говорит: «встань, возьми постель твою и ходи» (Ин. 5, 8).

Образ расслабленного Церковь предлагает нам как необходимое наставление в нашей жизни. Конечно же, с одной стороны, все мы являемся расслабленными в духовном отношении, так как грех порабощает нашу волю, разбивает наши силы, поражает и наше здоровье. Но, с другой стороны, расслабленный произносит очень важные слова: «человека не имею, который помог бы мне».

Эти слова можно услышать не только в те далекие библейские времена, но и в нашей современности. Очень часто мы слышим или даже сами говорим, что у нас нет такого человека, который бы пользовался полным доверием и готов бы был оказать нам помощь в любой момент. Более того, эти слова становятся лозунгом нашего времени – времени человеческого кризиса, в котором оскудела подлинная любовь, в котором человек болеет себялюбием. Мир становится страшными джунглями, в которых человек раздирается не нападающими на него хищными, опасными животными, а приступами эгоизма. Индивидуализм стал нормой поведения в современном обществе. Мы слышим постоянно о том, что живем в эпоху потребления. Быть может, слух наш уже устал от этих слов, но они отражают реальную ситуацию, происходящую сейчас. Потребление наблюдается не только в физическом плане, но и в духовном. Человек живет не для того, чтобы помочь другому человеку, уделить ему внимание, а для того, чтобы реализовать порывы собственных страстей и удовлетворить своим больным амбициям. Люди становятся агрессивными по отношению ко друг другу, подавляют в других творческие начала, закрывают глаза на благой образ Божий в ближнем человеке и ничего не хотят видеть кроме самих себя.

Как же в таком обществе можно найти человека – настоящего человека, подлинного? Почти невозможно. Потребление единственным активным процессом в современном секулярном мире. Лозунги, которые выкрикивает этот мир, свидетельствуют об этом: «Бери от жизни все».

Люди даже перестали работать на самих себя. Если несколько десятилетий или столетие назад самым нравственно неоправданным способом построения экономики считался капитализм, то сейчас, оказывается, этот строй отличается аскезой и собирательством в сравнении с современностью, которая расточает все. Самое главное, расточает нематериальные ресурсы и поражает человеческую душу язвой греха, становится причиной немощи, расслабленности человеческой природы. Смело с евангельским расслабленным можем сказать: «не имеем человека и, кажется, потеряли, всякую надежду найти его». В обществе эгоизма уже невозможно, наверное, найти доброго друга, оказывающего нам внимание, в котором чувствовался бы образ Божий, который бы окружил нас своей любовью. Это человек, который был бы настоящим человеком, – не сверхъестественным, а простым, человечным, любезным по отношению к окружающим людям, нелицемерным, подлинным в проявлении своих лучших искренних чувств.

Кризис человечности, наблюдаемый нами, – это и есть результат греха, это вырождение человеческой природы. Этот кризис может быть преодолен только так, как некогда была преодолена нехватка человека для расслабленного у Овчей купели: только Божественным снисхождением к нам.

Действительно, многие люди ощущают, что в их жизни не хватает Бога, понимают, что, шествуя по путям жизни, испытывают острую нехватку понимания смысла жизни. Двигаясь и развиваясь в своей жизни, они не имеют высокой цели, которая оправдывала бы подобное развитие самих себя, взаимоотношения с ближними. Такая цель не только бы оправдывала бы жизнь, но и объясняла бы смерть, давая христианскую надежду на жизнь после смерти. Так вот, отсутствие этой цели напрочь разбивает всякие порывы человека, делает их бессмысленными. Только движение к Богу придает человеческой жизни смысл, это движение и есть цель нашей жизни.

Это движение становится причиной подлинно добрых дел. Часто мы стремимся исполнить ту или иную добродетель не ради осуществления самого добра, а для того, чтобы хорошо выглядеть в глазах окружающих. Редко добро совершается ради Бога, чаще стимулами для нас становится то боязнь наказания, то жажда награды от Бога. Вместе с тем очевидно, что даже в этом доброделании мы заражаем наши поступки ядом эгоизма, приписывая себе самим силу, которая по благому дару дается нам Богом. Более того, и от греха чаще мы спешим отказаться не потому, что он становится толстой стеной, закрывающей от нас Бога, не потому, что мы с грехом действительно боремся, а потому, что нам стыдно выглядеть в своих глазах и в глазах общества грешниками. Поэтому, совершив грех, мы не признаем в ней своей вины, бежим быстрее от него, стремимся отказаться и скрыть грех то в волнах якобы плохой памяти, то в скороговорке скорой исповеди, и прочего. При этом мы забываем, что болезненное переживание своих грехов, что реальное осознание своей духовной немощи и признание собственного греха как плода нашего бессилия, становятся единственными условиями начала духовного роста. Ведь пока мы не ощутим свою духовную нищету, мы не можем идти за Богом. Невозможно просто отказать от греха и автоматически, в один момент, стать праведным. И пока мы не признаем этого, то вновь и вновь будем наступать на грабли наших грехов. Только когда смиримся и сознаем, что мы люди грешные и немощные, в нашем сердце воссияет первая заря христианского обновления.

Именно в нашей немощи совершается сила Божия (1 Кор. 15, 43). Так в человеке рождается надежда на вступление в Царство Божие, ведь оно принадлежит тем, кто осознает свою духовную немощь (Мф. 5, 3). Если нищета духа производит в нас слезы покаяния, то, по евангельскому обетованию, знаем, что этот плач будет утешен (Мф. 5, 4). Знаем, что борьба с грехом и есть способом очищения сердца, и избавленное от греха сердце станет залогом нашего блаженства, так как «блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8).

Такое духовное восхождение – это реалия христианской жизни. Человек ощущает, что в этой жизни он становится «Человеком с большой буквы». Богочеловек Христос в человеческом кризисе возводит каждого из нас к Богу. Как у расслабленного, так и у нас не было людей, но Сам Христос приходит, чтобы восполнить нехватку нашей любви и по Своей любви возвести нас в познание Истины.

Дай Бог, чтобы назидательное слово Святой Церкви и евангельский образ, предлагаемые нам в эти пасхальные дни, всегда сохранялись в нашем сердце. Каждый из нас пускай всегда помнит, что в этом нечеловеческом обществе всегда есть Богочеловек Христос: «се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф. 28, 20).

Патриарх

Патриарх Московский и всея Руси КириллЯ поражен всему тому, что увидел в Угрешской обители. Из руин, из праха восстала не просто красота — святыня. Конечно, здесь виден труд многих людей... Это не просто совместные усилия на очередной стройке, это есть особое действие, которое направлено на возрождение веры, а значит — на благо людей и всей нашей страны. Это служение Богу всего нашего народа. Угрешская обитель являет собой наглядный пример такого созидания. Рядом с такой святыней и такой красотой не может быть некрасивой жизни.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл,
Николо-Угрешский монастырь. 19.12.2008 г.

Прп. Пимен Угрешский

Преподобный Пимен (в миру Петр Дмитриевич Мясников) родился 10 августа 1810 года в городе Вологде. Родители его, Дмитрий Афанасьевич и Авдотья Петровна, были люди благочестивые, честные и достаточные и происходили из торгового сословия.

Календарь





  


© Николо-Угрешский монастырь. Все права защищены.
Alekcandrina.ru | Создание и продвижение сайтов.

Яндекс.Метрика

Логин или Зарегистрироваться

Авторизация