Проповедь иеродиакона Иова после чтения Великого канона прп.Андрея Критского на повечерии в четверг первой седмицы Великого поста

Вот и закончилось, дорогие братия и сестры, чтение Великого покаянного канона Андрея Критского, которое совершалось в течение первых четырех дней начавшегося поста. Это удивительное произведение открывает молящимся множество имен и образов Священного Писания, погружает в свою историческую, мировоззренческую, культурную атмосферу...

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Вот и закончилось, дорогие братия и сестры, чтение Великого покаянного канона Андрея Критского, которое совершалось в течение первых четырех дней начавшегося поста. Это удивительное произведение открывает молящимся множество имен и образов Священного Писания, погружает в свою историческую, мировоззренческую, культурную атмосферу. Перед нами – вереница людей древности, жаждущих пришествия Спасителя и увековеченных библейским словом.

Но взирая на них, невольно задаешься вопросом: конечно, Церковь обладает Священным Писанием, но почему Тот Богочеловек, который создал Церковь, ничего не написал? Все то, что мы слышим о жизни Христа – это записи Его учеников, которые появились спустя несколько десятилетий существования Христовой Церкви, появились, когда святые апостолы имели добрый успех своей проповеди и Церковь Божия была уже успешно распространена по лицу земли.

Если мы посмотрим на различные идеологии, религиозные и философские учения, то увидим, как их основатели письменно зафиксировать свое учение, писали много и охотно. И даже, кажется, что чем менее талантливы они были, тем большее число фолиантов вышло из-под их пера. Чего стоят только идеологи советской системы, оставившие огромные, до полусотни томов, сочинения. И эти «корифеи всех наук» цитировались по поводу и без повода во всех книгах для всех возрастов.

А Христос не записывал свое учение. Никто из евангелистов не говорит нам об этом. Лишь одно упоминание мы находим в Евангелии от Иоанна: Господь, низко наклонившись, что-то писал на земле (Ин. 8, 6-8). Но что это были за слова, или быть, может, не слова, а символы, – мы не знаем. Ветер повеял и смел песок, сокрыв тайну письма.

Но Слово Божие продолжало пребывать. Священномученик Иларион, архиепископ Верейский, спрашивает: «Неужели воплощение Единородного Сына Божия нужно было лишь для того, чтобы написать и вручить какую-нибудь книгу? Нужно ли быть непременно Единородным Сыном Божиим для написания книги?»

Апостолы не акцентировали внимания на целостной фиксации всех слов Спасителя в традиции современных литераторов, которые составляют полные собрания сочинений того или иного автора. Смотря в текст Священного Писания, можно заметить, что, например, в книге Деяний апостолов есть приписываемые Христу слова, отсутствующие в евангельском повествовании. В некоторых более поздних христианских памятниках указываются цитаты из слов Спасителя, которые вообще отсутствуют в Священном Писании. Да и более того, Христос не сказал ничего принципиально нового в своем нравственном учении – оно не только базировалось на Синайском законе, но и использовались в нем те же образы, словесные обороты, которыми изобиловала иудейская литература того времени, которые активно применялись людьми и были чрезвычайно понятны.

Но сам образ Христа Спасителя тщательно сохранялся святыми апостолами по той простой причине, что не столь Его учение было важно, а, в первую очередь, Он Сам. И сущность Христова дела не в нравственном исключительно учении, а в обновлении людей, в создании нового человечества. Ради спасения людей Бог сходит на землю.

И если бы Христос не сказал бы ни одного слова, все равно люди получили в Его воплощении примирение с Богом и спасение. Но может ли Божественное Слово Отчее умолкнуть? Да не будет! И мы слышим его спасительную заповедь, обращенную ко святым апостолом: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет» (Мк. 16, 15-16).

И вот проповедь спасения, обретенного человечеством во Христе, обошла весь мир и достигла нас. Вот что Церковь хранила как высочайшую ценность: христианство – это не учение, а новая жизнь. Не учения, слова, образы, а реальное общение с Богом хранит Церковь в течение всех веков своего существования. Богообщение – та живая, непрерываемая традиция церковной жизни. Эту традицию Церковь являла и в апостольские дни, когда не было еще никаких письменных памятников, и в первые века христианства, когда только формировался канон Священного Писания, и в последующие столетия, когда шел спор о толковании текстов Библии. Эта традиция призывала всех верных христиан опытно смотреть на спасение, как на реальный процесс приобщения человека к Богу, который происходит в нашей жизни. К этой традиции можем приступить и мы: каждый из нас призван к спасению.

Этот призыв мы можем ощутить, дорогие братья и сестры, если будем внимательно взирать на нашу жизнь. Собственно для этого и учрежден пост, чтобы у нас появилось желание следовать евангельскому призыву обновления. Христос предлагает нам спасение. Но по-настоящему желать спасения может только тот, кто чувствует свою погибель, кто видит реальную степень поражения грехом. Осознание собственной греховности – это духовный дар. С постом, молитвой и коленопреклонением испрашивает Церковь этот дар у Бога: «Господи, даруй мне зрети моя прегрешения». В этом зрении греха рождается первая заря христианского обновления человека. С этой целью и вступаем мы в поприще поста, чтобы, увидев свой грех, возопить к Богу и обрести своего Спасителя. Пост раскрывает нам наш внутренний мир, нашу собственную духовную немощь. Только тот, кто следит за своим сердцем, кто, приближаясь к Богу, чувствует радость, и, согрешая, скорбит от потери Бога, будет вновь и вновь искать общения с Господом. Оступаясь, он вновь пойдет к своему Творцу, понимая всю бессмысленность и никчемность своей жизни без Христа.

Необходимо, чтобы мы вновь возжелали общения с Богом. Христианство уже давно стало неотъемлемым элементом нашей жизни. Да, мы ходим в храм, участвуем в богослужениях, привыкли к церковному образу жизни. Скажи нам сейчас от этого всего отказаться – так никто не согласиться. Но, вместе с тем, притупляется, уходит жажда острой необходимости духовной жизни, молитвы наши к Богу не всегда искренны. Порой они становятся делом привычки. И такая привычка является стеной между нами и Богом, которая закрывает от нас реалии нашей внутренней жизни. Этой стеной мы закрываем себя от наших ближних. Следуя этой привычке, мы начинаем думать о себе так, как нам бы хотелось, а не как есть на самом деле, что, в свою очередь, позволяет нам в суете, в беге дня закрыть свое собственное сердце. Разбить эту стену и восстановить единство со Спасителем призвано делание поста.

Поэтому Церковь в первые дни поста вырывает нас из ритма нашей привычной жизни, добавляет богослужебную жизнь с ее атмосферой покаяния. В таком состоянии человек должен обратить новый, свежий взгляд на самого себя. В этой свежести важно, чтобы человек был честен до конца, очень важно, чтобы дело нашего собственного спасения, то дело, ради которого Христос пришел на землю, начиналось для нас на твердом фундаменте искренней оценки собственного состояния. Вот почему самым главным для христианина является стремление узнать правду о самом себе, а не изобразить из себя некую мнимую праведность.

Обретение мира с Богом, преуспевание в духовной жизни – это Царство Божие, явившееся в силе, то Царство, которое сокрыто внутри нас. Для обретения этого Царства нужно потрудиться, не потому что мы хотим заработать у Бога дар, а для того, чтобы проявить серьезное желание жить с Богом, эти труды помогают почувствовать крайнюю необходимость божественного дара жизни, которую Христос подарил каждому из людей.

Да и Царство Божие изображается в Евангелии в виде динамичных образов: это семя, проросшее сквозь землю и выросшее до огромного древа, это закваска, которая растет в муке, это невод, заброшенный в море и принесший множество рыб. Невозможно ничего не делая, соединиться с Богом; нужен постоянный труд. Плавающие в воде сети, побиваемые волнами, не принесут улова. Только невод, который бросает новичок или опытный рыбак, бросает многократно, становится залогом успеха. И этот труд нужен, в первую очередь, для нас, чтобы воспитать наше желание духовного обновления, чтобы определить в нас стремление к Богу.

Однако не любой труд является для нас желаемым, не каждое стремление приведет нас к Божественной тишине. Порой самые благие стремления прикрывают наши страсти. И тут нужно быть откровенным с самим собой, определяя, для чего мы совершаем тот или иной поступок. Бывает так, что совершаются людьми одинаковые поступки, но один ради Христа, другой ради себя. Поэтому по факту самого дела трудно судить, добро ли оно. Все определяет мотивация, с которой мы совершаем поступки, тот вектор, который задается нашим сердцем: ради Христа ли мы делаем или ради собственного эгоизма и тщеславия. Вот почему святоотеческая мысль говорит нам, что на Страшном суде нас ждет большая неожиданность. Ведь окажется, что многие поступки мы совершали не ради Бога, какими бы прекрасными со стороны они не были. Это испытание проверит, на твердом ли фундаменте любви к Богу и ближним выстроено наше здание духовной жизни, или на хрупкой, не выдерживающей и легкого удара обстоятельств платформе себялюбия.

Получается, что человек порой, прикрываясь личиной благочестия, мнимой молитвы убегает от своих ближних, игнорирует их нужды, ссылаясь на собственный якобы значимый подвиг, на занятость поста, подвиг уединения; подвигом молитвы не хотим ли мы закрыть необходимость нашего самопожертвованного служения нашим близким, или наоборот, стремясь к активной общественной деятельности, не теряем ли мы соли христианского духовного устроения?

Идет такой человек, махая шашкой направо и налево, все борется и доказывает что-то. И мысли его заняты всем чем угодно православным: судьбой храма в Ницце, арестом архимандрита Ефрема, статусом русского языка в Прибалтике, проблемами честных выборов и чем угодно, только не собственной духовной жизнью. Вот так выходит, боремся все время с ветряными мельницами, забывая о Христе, пришедшем на землю. В такой борьбе человек может потерять самое главное – может потерять борьбу за самого себя. Если мы сами за себя не поборемся, то кто же выйдет на эту брань?

Господь призывает нас к духовному обновлению, это обновление возможно только тогда, когда мы становимся на твердый фундамент веры в Бога, пришедшего ради нас в этот мир, когда мы, понимая свою собственную немощь, стремимся к тому, чтобы собственными небольшими трудами привлечь к себе Господа. И когда мы, трудясь, в очередной раз вступаем на ниву духовного подвига, узнаем свою немощь, ощущаем горечь греха, приходим вновь в смиренное состояние и плачем Господу о собственных грехах и несовершенстве, тогда благодать Божия нисходит и обновляет наше сердце. Чувство новизны жизни, которое дается Великим постом для каждого христианина, истинно трудящегося ради Христа, становится тем благим началом новой жизни, к которой мы с вами призваны, к жизни, которая уже сейчас открывает для нас объятия Отца Небесного, открывает для нас ту Божественную Любовь, ради которой Бог пришел на землю.

Аминь.

По святым местам

25 ноября состоится однодневная поездка в московские храмы в честь Покрова Пресвятой Богородицы и в честь Первоверховных апостолов Петра и Павла.

25 ноября состоится однодневная поездка в московские храмы в честь Покрова Пресвятой Богородицы и в честь Первоверховных апостолов Петра и Павла.

По благословению наместника Николо-Угрешского монастыря Паломнический центр обители приглашает всех желающих на однодневную автобусную поездку...

Патриарх

Патриарх Московский и всея Руси КириллЯ поражен всему тому, что увидел в Угрешской обители. Из руин, из праха восстала не просто красота — святыня. Конечно, здесь виден труд многих людей... Это не просто совместные усилия на очередной стройке, это есть особое действие, которое направлено на возрождение веры, а значит — на благо людей и всей нашей страны. Это служение Богу всего нашего народа. Угрешская обитель являет собой наглядный пример такого созидания. Рядом с такой святыней и такой красотой не может быть некрасивой жизни.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл,
Николо-Угрешский монастырь. 19.12.2008 г.

Собор Угрешских святых

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла 7 сентября 2012 года наместник Николо-Угрешского монастыря игумен Варфоломей совершил чин малого освящения храма, посвященного Собору Угрешских святых.

С того момента празднование Собора Угрешских святых совершается ежегодно во второе воскресенье сентября.

Suffix " clear"

Календарь





  


© Николо-Угрешский монастырь. Все права защищены.
Alekcandrina.ru | Создание и продвижение сайтов.

Яндекс.Метрика

Логин или Зарегистрироваться

Авторизация