1 июля 1938 года на Бутовском полигоне был расстрелян насельник Николо-Угрешского монастыря иеромонах Даниил (Князев) Избранное

В 1925 году в Троицком храме села Раменское появился новый священник — иеромонах Даниил. В наше время уже не осталось на земле Раменской старожилов, которые помнили бы этого священнослужителя. Отец Даниил прибыл сюда по соглашению с местным духовенством, поселили его в церковной сторожке, официально оформив сторожем. Богослужения отец Даниил совершал лишь в те дни, когда кто-нибудь из местных священников заболевал, поэтому в «Деле о регистрации религиозной общины Троицкой церкви при станции Раменское Бронницкого уезда за 1926 г.» в списке «служителей культа» его имя не значится.

Иеромонах Даниил, в миру Дмитрий Егорович Князев, родился 15 сентября 1888 года в селе Патриаршее Тамбовского района Воронежской области в крестьянской семье. В селе, которое сегодня называется Донское, есть Богоявленский храм, известный по документам еще с XVI века. Можно предположить, что Дмитрия крестили здесь и именно в этом храме прошли его детские годы.  В 30-е годы Богоявленский храм разделил судьбу большинства храмов: он был закрыт и разорен, но полностью не разрушен. В последние годы он восстанавливается и в нем снова проходят богослужения, как и во времена детства отца Даниила. 

В 10 лет будущий насельник поступил в Николо-Угрешский монастырь, находящийся за 300 с лишним километров от его родного села. В 1866 году при монастыре было открыто третьеклассное училище для крестьянских детей. В 1898 году церковно-приходской школой монастыря руководил иеромонах Макарий (Ятров). Вероятно, именно он встретил мальчика Дмитрия, приехавшего из далекого села Патриаршее.

В 1918 году декрет советской власти «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» положил начало массовому закрытию монастырей. В течение 1918–1920 годов в Москве и Подмосковье в основном была завершена национализация церковного и монастырского имущества. Пытаясь спасти обитель и ее насельников, архимандрит Макарий (Ятров) в 1919 году организовал «Николо-Угрешскую трудовую общину», объединившую около 40 человек, и стал ее руководителем. 

В 1920 году в списке трудовой артели, написанном архимандритом Макарием (Список Николо-Угрешской трудовой артели) есть иеродиакон Даниил, а в списке 1921 года указан уже иеромонах Даниил, поэтому можно предположить, что иеромонахом отец Даниил стал в 1921 году, когда ему было 33 года.

Из протокола допроса иеромонаха Даниила (Князева) 1931 года: «В 1924 году Соввласть прикрыла Николо-Угрешский монастырь и нас всех распустила. Я по договоренности с духовенством село Раменского пришел к ним в церковную сторожку. В Раменском мне официально была предоставлена должность сторожа с оплатой 50 рублей в месяц. Помимо этой должности, я выпекал просфоры…».

С 1925 по 1931 год, чуть более пяти лет, иеромонах Даниил прослужил сторожем при Троицкой церкви в Раменском. Он редко служил в храме, но выполнял обязанности приходского священника — по просьбам верующих ходил по домам, исполняя требы. В 1926 году в Раменском его даже осудили за самовольное причащение больных в палатах. Прихожане любили батюшку за доброе, отзывчивое сердце. В нем видели изгнанника, пострадавшего за веру и, зная, что он «лишенец», приносили ему продукты, особенно поддерживая его в голодное время.

24 мая 1931 года отец Даниил был арестован за якобы контрреволюционную агитацию в Раменском районе. В то же время чекисты взяли под стражу десять монахинь, которые после закрытия монастырей проживали в Раменском и окрестных деревнях. На всех арестованных было заведено одно следственное дело — «Дело на монахов и монашек Раменского района» с обвинением «за систематическую антисоветскую агитацию, направленную против мероприятий советской власти, проводимых в деревне». Во время следствия задержанные монахини и отец Даниил содержались в Раменском временном доме заключения.

25 мая 1931 году арестованного иеромонаха Даниила допросил уполномоченный Раменского ОГПУ.  На допросе отец Даниил сказал: «Свое отношение к советской власти я могу характеризовать следующим путем: вся власть дана от Бога. Наш народ перед революцией впал в неверие, и вот Бог в наказание за это неверие и послал советскую власть. Я же активно с советской властью не боролся, считая это промыслом Божьим, который нужно переносить». 

Следствие по делу одиннадцати арестованных длилось всего два дня, с 25 по 27 мая. За это время сотрудниками милиции, помимо обвиняемых, были допрошены пятнадцать свидетелей. В отношении отца Даниила заполнен только протокол его допроса и протокол допроса единственного свидетеля. Нет ни ордера на арест, ни справки о состоянии здоровья, ни постановления об избрании меры пресечения. 

В заключении от 27 мая 1931 года написано, что «все указанные лица являются яркими выразителями кулацко-поповской агитации, которые своими действиями разлагали не только религиозных фанатиков, но… влияли на все мероприятия и кампании, проводимые на селе». На основании этого уполномоченный ОГПУ Раменского района постановил представить следственное дело на рассмотрение тройки.

29 мая 1931 года тройка по ПП ОГПУ МО признала Дмитрия Георгиевича Князева виновным по статье 58/10 и 11 УК и постановила «лишить обвиняемого свободы на пятилетний срок с пребыванием в исправительно-трудовом лагере в Казахстане».

Карлаг был расположен на территориях, опустевших от действий большевиков. Это была разветвленная система тюрем, концлагерей каторжного типа, спецпоселений (в том числе горнодобывающих шахтерских рабочих поселков и совхозов специального назначения), этапов, пересылочных пунктов и других учреждений «порицания, перевоспитания, наказания и принудительного труда» по реализации репрессий в эпоху зарождения и развития СССР сталинского типа.

Из протокола допроса Даниила Князева 1938 года: «…Срок наказания я отбывал в г. Акмолинске, Казахстан. Работал на постройке железной дороги к г. Караганде. Когда достроили дорогу до г. Караганды, я пытался бежать…, но был задержан на ж/д станции в г. Караганде. В 1933 году за побег приговорен к 3 г. лишения свободы и доставлен в г. Мурманск. В г. Мурманске я работал на дегтекурном заводе, откуда был освобожден в 1935 г. 26 сентября».

Беломорско-Балтийский исправительно-трудовой лагерь (Белбалтлаг) был организован в 1931 году на базе Соловецкого лагеря особого назначения. Его основной задачей было строительство и обслуживание Беломорско-Балтийского канала — внутреннего водного пути, соединяющего Белое море с Онежским озером. Строительство должно было продемонстрировать прогрессивный характер советской политики использования принудительного труда: при минимальном финансировании и исключительно на местных материалах оно должно было быть закончено в кратчайшие сроки. Открытие канала состоялось уже 30 июня 1933 года. Сначала заключенные Беломорско-Балтийского лагеря строили помимо Беломорско-Балтийского водного канала промышленные объекты Мурманской области: Нижнетуломскую и, позже, Серебрянскую ГЭС, Мончегорский никелевый комбинат и железнодорожную ветку от станции Оленья к будущему городу Мончегорску. Отдельные лагерные пункты (ОЛПы) Соловецкого лагеря особого назначения располагались по трассе Мурманской железной дороги вплоть до станции Тайбола.

Из протокола допроса Даниила Князева 1938 года:

«Вопрос: После отбытия наказания в Мурманске куда вы приехали?

Ответ: После отбытия наказания я приехал в г. Егорьевск Московской области и поступил работать на текстильную фабрику красильщиком хлопка и работал с сентября месяца 1935 года».

Отец Даниил жил в Егорьевске с сентября 1935 года до конца 1936 года, то есть полтора года он проработал на текстильной фабрике красильщиком.

Далее в протоколе допроса 1938 года читаем: «… на работе среди рабочих проявлял недовольствие против партии и правительства. Дальше я боялся работать, что меня могут разоблачить за мое контрреволюционное действие и одному мне среди рабочих трудно было проводить агитацию, и я заметил, что некоторые рабочие стали за мной следить, после этого я решил поехать в г. Москву к епископу Сергию с просьбой, чтобы он меня направил опять служителем культа».

Эта часть допроса подчеркнута и именно она лежит в основе обвинения. Теперь уже известно, что протоколы дописывались следователями с нужной формулировкой. Доказать это далеко не всегда представляется возможным, но в деле отца Даниила есть повторные показания одной из свидетельниц, которые датируются 1940-м годом, там явно указано, что следователь дописывал показания сам.

На допросах отец Даниил никого не назвал, отлично понимая, что ждет тех людей, которых запишут в протокол. Но следователь все-таки надеялся «выявить» еще хоть каких-нибудь врагов.

Из протокола допроса 1938 года, записанного следователем:

«Вопрос: Кто вместе с вами служил?

Ответ: Со мной служил В.-Белоомутской церкви дьякон Никольский Иван Иванович, вместе с ним жили на одной квартире.

Вопрос: Какую контрреволюционную агитацию проводил Никольский?

Ответ: Никольский в контрреволюционой агитации мне не помогал. Виновным себя в контрреволюционной агитации признаю. Запись моих слов верна, мной прочитана».

Это последние записанные слова отца Даниила. Вероятно, ночью с 30 июня на 1 июля 1938 года отца Даниила с другими заключенными привезли на Бутовский полигон под Москвой. Рвы, вырытые экскаватором, были уже готовы. В доме напротив полигона заключенных проверили по списку и сличили с фотографиями. Потом примерно по десять человек выводили на край рва. Там им объявляли приговор и расстреливали.

30 августа 1989 года иеромонах Даниил (Дмитрий Георгиевич Князев) был реабилитирован по следственному делу 1938 года, а на следующий год, 25 февраля 1990 года, — по следственному делу 1931 года.

Братия Угрешской обители благодарит Дарью Фомичеву и участников Общества памяти новомучеников Сергия и Александра Раменских за собранные об отце Данииле (Князеве) материалы.

Последнее изменение Вторник, 02 Июль 2019 08:15

По святым местам

"Тихий Ангел", документальный фильм о прп. Пимене Угрешском. Режиссер Валерий Тимощенко.

Святая Угреша (док. фильм, 2009 год)

Свет Угреши

Собор Угрешских святых

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла 7 сентября 2012 года наместник Николо-Угрешского монастыря игумен Варфоломей совершил чин малого освящения храма, посвященного Собору Угрешских святых.

С того момента празднование Собора Угрешских святых совершается ежегодно во второе воскресенье сентября.

Suffix " clear"

Календарь





Наша Угреша

  


© Николо-Угрешский монастырь. Все права защищены.
Alekcandrina.ru | Создание и продвижение сайтов.

Яндекс.Метрика

Логин или Зарегистрироваться

Авторизация