Может ли христианин мечтать о земном счастье?

Отвечает протоиерей Валериан Кречетов:

- Есть понятия, прежде всего именно духовные, которые невозможно объяснить. Вот, например, что такое смирение? Некоторые скажут: это – то-то и то-то. Но вообще очень трудно это объяснить в полноте. Потому что, видимо, некоторые понятия, особенно касающиеся мира духовного, – непостижимы и необъяснимы. К ним можно только приблизиться. Многие земные понятия имеют лишь некие условные объяснения, удобопонятные для человека, а что это такое, толком никто не знает, что уж говорить о понятиях духовной области. Пожалуй, это относится и к понятию «счастья».

Мне вспоминаются слова отца Николая Гурьянова, старца, человека святой жизни. Он со своей любвеобильной улыбкой, с таким отношением к каждому человеку, бывало, скажет: «Какие вы счастливые, что вы в истине!»

Пожалуй, высшее счастье – это познание истины и стояние в этой истине. А всё остальное – если смотреть правильно – сопричастность этой истине.

Я далеко не первооткрыватель этого. На эту тему многие мыслители рассуждали. Например, Иван Александрович Ильин говорил: если бы было счастье в здоровье, то почему здоровые люди кончают жизнь самоубийством? И часто очень многие здоровые несчастны. А деньги? Деньги нужны, в конце концов, для того, чтобы что-то приобрести, не сами по себе. А что? Коттеджи, дворцы… Полно в этих дворцах несчастных. Если говорить, что власть – счастье, там больше ответственности, если по-настоящему… И ведь сущие во власти в большей части несчастны. Первое, чего они не имеют, это свобода. Такой человек сам себе уже не принадлежит: он должен быть там-то и тогда-то, он должен присутствовать, он должен выглядеть… Должен, должен, должен всюду… Он не может просто так пойти погулять, с ним охрана будет ходить. Какое тут счастье, когда ты не в состоянии вообще, как человек, просто наслаждаться природой? Охранники могут прятаться в кустах, но всё равно будут рядом. Сплошное, можно сказать, несчастье получается. Если сказать, что счастье в семейной жизни, – много ли семей счастливых? Если мы скажем даже: счастье в детях – всё равно очень много слез по этим детям проливается. И почему так много женщин избавляется от этого счастья абортами? Что же они сами себя лишают счастья? Или не считают это счастьем? В чем тогда это счастье – земное?

Всё-таки, видимо, по-настоящему счастье есть только тогда, когда оно сопричастно счастью небесному, духовному. Когда любовь не преходяща, когда верность. Когда семья – это союз любящих сердец, неизменный, неразрушимый. Когда дети, эти благословения Божии – во славу Божию, когда чада чадов утешают. Такое счастье было у святых Иоакима и Анны, Захарии и Елисаветы. Преподобные схимонах Кирилл и схимонахиня Мария, родители преподобного Сергия, родители преподобного Серафима и многие другие, у которых такие дети, светильники вселенной – это всё счастливые люди. Да, это счастье! Оно и в земном смысле счастье, и в небесном. А если счастье земное не сопричастно счастью небесному, духовному, то это не счастье.

По святым местам

Патриарх

Патриарх Московский и всея Руси КириллЯ поражен всему тому, что увидел в Угрешской обители. Из руин, из праха восстала не просто красота — святыня. Конечно, здесь виден труд многих людей... Это не просто совместные усилия на очередной стройке, это есть особое действие, которое направлено на возрождение веры, а значит — на благо людей и всей нашей страны. Это служение Богу всего нашего народа. Угрешская обитель являет собой наглядный пример такого созидания. Рядом с такой святыней и такой красотой не может быть некрасивой жизни.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл,
Николо-Угрешский монастырь. 19.12.2008 г.

Suffix " clear"

Календарь





  


© Николо-Угрешский монастырь. Все права защищены.
Alekcandrina.ru | Создание и продвижение сайтов.

Яндекс.Метрика

Логин или Зарегистрироваться

Авторизация