Елена Чудинова: «Я верю все же в завтрашний день…»

Елена Петровна Чудинова – русский писатель, драматург, публицист. Автор романа-трилогии «Держатель знака» о гражданской войне в России, романов «Неферт», «Ларец», «Лилея», детских книг «История Англии для детей» и «Гардарика». Наибольшую известность приобрел роман-антиутопия «Мечеть Парижской Богоматери», который вызвал большой общественный резонанс.

Вниманию посетителей сайта предлагается интервью с Еленой Чудиновой.

В свое время Советский Союз называли самой читающей страной мира. Россия, как говорят современные исследователи, уступила пальму первенства в этом соревновании. Что же произошло в таком случае? Что и как читают современные россияне? Изменилась ли качественно предпочитаемая ныне литература? Может и не стоит жалеть об утраченном советском первенстве в чтении?

- И стоит пожалеть, и не стоит. Да, у нас, как ни в одной стране мира,  читали все слои населения. Помню, к нам в дом ходил помогать по хозяйству один рабочий средних лет. Он у меня, ребенка, все время просил почитать «что-нибудь интересное». Читали все. Но каков был дефицит хороших книг! Ведь даже то, что проходило через цензуру, не продавалось просто так, не лежало в книжных магазинах. Даже Джека Лондона, Чарльза Диккенса так просто было не купить… Разве что на «макулатурные талоны», если сегодня еще кто-нибудь знает, что это было такое. Сейчас все вынимается из спецхранов, переводится с разных языков, многое издается, а что не издано – можно прочесть в интернете. Круг нашего чтения невообразимо расширился.

Но есть и печальные перемены. Впрочем, они касаются не только наших соотечественников, они повсеместны. Социологи детского чтения жалуются на исчезновение «золотой полки» – детских книг, которые переходили от поколения к поколению. Тут и тот же Джек Лондон, и Артур Конан-Дойл, и Александр Дюма, и Фенимор Купер, у нас – Антоний Погорельский, Сергей Аксаков. Когда у родителей и детей «разные детские» – это не очень хорошо. Меньше взаимопонимания, теряется общий культурный код. Да и книги, что не прошли проверки временем, иной раз оставляют желать лучшего. К тому же развивается функциональная неграмотность, тоже бич современности.

–  Кто из современных авторов Вам нравится?

- Юлия Вознесенская недавно порадовала историческим романом «Эдесское чудо». Это новая для меня грань ее творчества, не предполагала прежде за Юлией Николаевной дарования писателя-историка. Очень люблю ее «Посмертные приключения», замечательную мистическую притчу, «Путь Кассандры, или Приключения с макаронами», грозный роман-антиутопию. Надеюсь, Юлия Николаевна нас чем-нибудь еще удивит, особенно если мы помолимся о ее здравии. Люблю произведения Ирины Ратушинской, в особенности роман «Тень портрета». Из молодых литераторов люблю Елену Семенову, ее эпические исторические романы. Есть у нас интересные фантасты. Из французских писателей люблю Жана Распая, хотя он, конечно, скорее писатель ХХ века.

–  Советская эпоха обладала определенным идеологическим штампом. Литераторы, которые не вписывались в него, существовали на полулегальном положении, некоторые из них преследовались, далеко не все произведения из ряда достойных выходили в свет. Современное общество построено на принципе свободы, предполагается, что свобода слова дает возможность любому писателю представить свои произведения широкому кругу людей. Но нет ли негласной цензуры (может, определенной информационной пропаганды), которая «закрывает» некоторые произведения в масштабе всей страны?

- Советские цензурные механизмы были лобовыми, примитивными. Сейчас все тоньше. У нас есть либеральная цензура, блокирующая талантливые произведения, написанные в национальном, русском духе мертвым молчанием СМИ. Есть цензура политкорректности, она идет сверху. Цензур много. Но я, например, не жалуюсь: в советское время мои вещи никак бы не увидели свет. Сейчас надо всего лишь иметь жизненную силу травы, пробивающейся через асфальт. Трудно, но возможно.

–  Вы – европоцентрист, любите христианскую европейскую цивилизацию. Однако  современная волна либерализма, связанная с воплощением в жизнь любых модерновых идей, кажется, перечеркивает христианское наследие Европы. Все же Европа – христианская или постхристианская цивилизация?

- Клайв Льюис писал о борении «двух Англий». Сейчас мы скажем о борении «двух Западов». На данный момент силовые преимущества на стороне Запада безбожного. Но «Логрское королевство», хоть и состоит «из восьми человек и одного медведя», все ж существует. В каждой из западных стран свое. Вспомним, как, например, французские католики вышли на улицы Парижа в едином порыве протеста против регистрации содомских браков. Я верю все же в завтрашний день. «Мерзейшая мощь» отступит.

–  Россия весьма зависима от Запада, западные идеи, проникая в российскую среду, будоражили многие умы. Очевидно, что мы не можем быть в полной изоляции от Запада. Но как избегнуть негативного влияния? Речь идет о либерализме.

- Если мы говорим о Европе, то Россия не «зависима» от нее, а является ее частью. Ибо Европа – это все земли христианского генезиса. Единое тело. Изоляция наша от остальных европейцев может быть только искусственной, рано или поздно препоны рушатся. Так было после насильственного ордынского обазиатчивания, так было после СССР. Мы не вне, мы внутри. Если болен весь организм – может ли быть здоровая рука или здоровая нога? Только сообща с верующими патриотами других стран мы можем исцелить язвы современности. Или погибнем все вместе.

–  Каков современный российский либерализм? Чем он опасен?

- Современный российский либерализм опасен тем, что его нет. Против либерализма в классическом понимании термина я не имею ничего, хотя я – прирожденный консерватор. Но для нормальной жизни необходимо борение идей, общественная дискуссия. Однако можем ли мы говорить о либерализме после 2 мая 2014 года? Либерализм вымещен каким-то новым явлением, которому покуда нет названия. Я называю его неотроцкизмом, анархотроцкизмом. Разве классический либерал позапрошлого века стал бы радоваться смертям соотечественников, глумиться над памятью погибших? Когда-то консерватизм и либерализм были просто различными пониманиями общего блага. В те времена консерватор мог найти общие точки с либералом, о чем-то договориться. Но взглянем на нынешнюю псевдолиберальную оппозицию. Это же просто людоеды. У них и лексика людоедов: «шашлычки из колорадов». Нет, уже далеко не одни маргиналы открыто исповедуют ненависть к России, демонстрируют свое желание ее уничтожить. Тон задают крупные медийные персонажи, топовые фигуры. Я отказываю им в либерализме. Давайте скажем просто – враги.

–  Этот год – год столетия начала  Первой Мировой войны. Война, как оказалось, открывается для нас заново со всем ее глубоким трагизмом для Российской империи. Находите ли Вы аналогии современных дней и начала ХХ столетия? Если они есть, не пугают ли они угрозой новой революции и разрухи?

- Я бы сказала, что положение наше много опаснее, чем сто лет назад. Тогда у нас был священный институт монархии. Его пытались уничтожить. «Мы роем ходы, мы рушим своды», так сами о себе писали кроты революции. И они действительно разрушили благословенный свод. Но на все Божья воля. Иногда французы мне говорят, что верят в спасение, что придет из России. Мне в это поверить труднее. Но надежда наша не на людей.

–  Кто является героем нашего времени? И кто для Вас настоящий герой? Я имею в виду исторических личностей.

- В данный момент я не оригинальна. Как и для большинства национально мыслящих людей, людей любящих свою страну, для меня герой – Игорь Стрелков. Я только не вполне спокойна за него. Молюсь, чтобы он не наделал ошибок, явившись из-под шатров в политику.

Героев в нашей истории так много, что мне трудно назвать всех, кто для меня особенно значим. Я восхищаюсь Столыпиным, Государем Николаем Павловичем, Екатериной Великой, Дмитрием Донским, Суворовым… Нет, не перечту! А ведь еще есть герои мировой истории. Люблю шуанов – Шаретта, де Ла Рош Жаклена. Люблю Жанну-Деву. Увлекалась биографией короля Роберта Брюса. Близко к сердцу принимаю трагическую судьбу великого воина – Бодуэна IV Иерусалимского.

–  Хотел бы услышать небольшой комментарий о тех антиклерикальных выступлениях, которые были в обществе и в СМИ в недавнем времени. Интересно, нынешнее затишье чем объяснимо?

- Война. Антиклерикальные демарши сменились антирусскими. Стоит только посмотреть на выходки наших «звезд». И смешно и тошно. А кощунники никуда не делись. Их просто «бросили на другой участок работ».

- В начале ХХ века был весьма активным англикано-православный диалог. Участники того диалога, например, митрополит Антоний (Храповицкий), митрополит Вениамин (Федченков), с серьезностью рассуждали об объединении Церквей при условии догматического единства. Современные либеральные течения в англиканстве отбросили эту возможность крайне далеко. Но возможно ли вернуться, на Ваш взгляд? Насколько легко преодолим религиозный либерализм?

- Я абсолютный и безусловный противник англиканской церкви, этого порождения похотливого короля, поставившего свои вожделения выше спасения души. Так сложилось в Московии, что протестантов принимали лучше, чем католиков. Реформация возникла, когда мы были в изрядной изоляции. С католиками – тевтонцами, ливонцами, поляками – мы издавна воевали. Католики враги, еретики, у них Папа. И вдруг там вдали какие-то христиане против Папы. Они нам ближе, вероятно? Протестантов долго считали «православными Запада». В действительности у нас много больше общего с католиками. Святое Апостольское преемство, монашество, почитание святых мощей. Мы были когда-то единой Церковью. Читать страшно о том, как Тюдоры разоряли монастыри, убивали монахов и монахинь, крушили алтари… У нас мало об этом знают. Но ведь мы уже узнаем всех по плодам. Только католики протестуют против абортов, эвтаназии, содома. А протестанты венчают содомитов в своих храмах! (Точнее в храмах, отобранных некогда у католиков). Можно ли больше осквернить святые стены?

Едва ли православие и католицизм могут воссоединиться. Слишком велики догматические разногласия. Но ничто не мешает нам цивилизованно спорить об Истине в теологической плоскости и сообща держать фронт против наступления содома, ювенальной юстиции, узаконенных убийств. Знаю, что многие не готовы прислушаться к такому мнению. Но надо понять: других естественных союзников у нас на Западе попросту нет. А войны между нашими конфессиями остались в прошлом.

- Ваше отношение к британской культуре, в частности к литературе?

- Я выросла на английской литературе, пожалуй, не в меньшей мере, чем на русской. Я очень ее люблю, но противоречия со сказанным выше тут нет. На мой взгляд, англичане искали в литературе восполнения какой-то духовной недостаточности. Чарльз Диккенс, по моему ощущению, писатель глубоко православный. Он никак не католик по духу, но он много больше англиканина. В нем столько любви, столько света… Люблю и прошлое «Англии веселой», и неплохо его знаю, коль скоро написала в свое время «Историю Англии для детей». Но любовь моя – до Тюдоров. Когда король бродил по Лондону без телохранителей и мог при честном народе расцеловать девушку, продающую пирожки с лотка. А потом – узурпация Генриха VII, кровавый пир и англиканство Генриха VIII… Британия победила Логрис. Но верю – хотя бы «восемь человек и один медведь» еще существуют и хранят живую душу страны.

Беседовал иеромонах Иов (Чернышев)

Последнее изменение Четверг, 11 Июнь 2015 20:08

По святым местам

Патриарх

Патриарх Московский и всея Руси КириллЯ поражен всему тому, что увидел в Угрешской обители. Из руин, из праха восстала не просто красота — святыня. Конечно, здесь виден труд многих людей... Это не просто совместные усилия на очередной стройке, это есть особое действие, которое направлено на возрождение веры, а значит — на благо людей и всей нашей страны. Это служение Богу всего нашего народа. Угрешская обитель являет собой наглядный пример такого созидания. Рядом с такой святыней и такой красотой не может быть некрасивой жизни.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл,
Николо-Угрешский монастырь. 19.12.2008 г.

Собор Угрешских святых

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла 7 сентября 2012 года наместник Николо-Угрешского монастыря игумен Варфоломей совершил чин малого освящения храма, посвященного Собору Угрешских святых.

С того момента празднование Собора Угрешских святых совершается ежегодно во второе воскресенье сентября.

Suffix " clear"

Календарь





  


© Николо-Угрешский монастырь. Все права защищены.
Alekcandrina.ru | Создание и продвижение сайтов.

Яндекс.Метрика

Логин или Зарегистрироваться

Авторизация