Протоиерей Григорий Дьяченко. О литургии.

Беседа № 3, изъясняющая Херувимскую песнь.

I. Вы знаете, слушатели, что Великий вход в Литургии знаменует исхождение Иисуса Христа на вольную страсть за спасение всего человечества, следовательно, и за каждого из нас. Если бы в сем священнодействии не заключалось ничего более, кроме воспоминательного обряда о страданиях Христовых, сделавшихся ценою искупления нашего, то и в таком случае, сколько бы представилось внимательному взору предметов, достойных занять всю нашу душу и способных изгнать из нее все житейские помыслы и попечение и возбудить в ней чувство живейшей любви, преданности и благодарности к Творцу всяческих, преклонившему небеса и сошедшему на землю, да земная совокупит с небесными, – уничижившему Себя до рабьего зрака, да избавит нас от рабства греховного, – сделавшемуся по нас клятвою, да искупит нас от клятвы законные, – наконец, пострадавшему, умершему и воскресшему, да воскресит и нас умерщвленных грехом и спосадит на небесных.

Но здесь не обряды и символы созерцает душа верующая, а самую истину под покровом только вещественным; здесь не призрак и привидение являются на трапезе Божественной, но истинное Тело и истинная Кровь Христова под видом хлеба и вина преподаются всем, с верою приемлющим их во освящение и оправдание. Сколь же прилично посему, при перенесении даров, предуготовленных и предосвященных в Тело и Кровь Христову, от жертвенника на трапезу, как при сретении Самого Христа, невидимо грядущего, по выражению Церкви, «заклатися и датися в снедь верным», возглашать каждому из нас от всей и полноты души своей глас разбойничий: «Помянимя, Господи, во Царствии Твоем». И сколь опять прилично служителям алтаря Господня, исходя на среду храма и преднося на главe и при персях своих эти спасительные дары, возглашать благожелательно, как бы в ответ на тайное воззвание каждого, «да помянет вас Господь Бог во Царствии Своем всегда ныне и присно и во веки веков». Какое умилительное зрелище любви благожелательной, любви истинно христианской открывается для ума наблюдательного и сердца чувствительного в одних сих взаимных воззваниях и возглашениях! Здесь никто не забыт, никто не пренебрежен и никто не предпочтен. Всем, носящим имя христиан: и царям, и вельможам, и духовным, и мирским, и воинам, и простолюдинам, изрекается одно желание блага единственного и высочайшего – Царствия не земного, а Небесного: «И всех вас православных христиан да помянет Господь Бог во Царствии Своем», возглашает священнодействующий. Во время перенесения даров певцы поют песнь Херувимскую, так названную от первых слов ее: «Иже херувимы».

II. Песнь эта столько важна и в некоторых выражениях столько трудна для уразумения ее, что нельзя оставить ее без подробного объяснения.

Слова песни известны каждому из нас. «Иже херувимы тайно образующе, и животворящей Троице трисвятую песнь припевающе». Вот их объяснение. Херувимы на небесах, предстоя престолу Господа славы, непрестанно воспевают Его и славословят трисвятым пением: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф!». Мы, присутствуя при совершении Литургии, такое же имеем божественное занятие, какое и на небесах совершают блаженные силы. Ибо 1) предстоим мы в храме, т. е. в таком месте, которое посвящено в селение и честь существу Высочайшему, где величественный воздвигнут Ему престол, на коем Он присутствует невидимо славою Своею, как и на небесах. Для того церковь святый Златоуст называет местом ангелов, местом архангелов, превыспренним небом, самым Царством Божиим. 2) Мы воссылаем из уст своих пение и славословим в трех Лицах святопоклоняемое и животворящее Существо трисвятыми песнями, т. е. песнями, в которых троекратно возглашается слово святый как-то: «Святый Боже, Святый крепкий, Святый безсмертный, помилуй нас» или «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф» и проч., которыми херувимы на небесах прославляют Вседержителя. Посему церковная иерархия представляет собою образ небесной иерархии. «Наше священноначалие, сравненное с ангельским, – говорит святой Дионисий Ареопагитский, – есть только подобное ему, и требует чувственных образов для возвождения нас от них к божественному возвышению» (Цер. иерарх. гл. 1, § 5).

А по такому преимуществу иерархии церковной и мы, предстоящие во время священнодействия Литургии, таинственно образуем собою торжествующие лики херувимов. И потому увещевает нас Церковь возглашаемою при сем песнею: «Всякое ныне житейское отложим попечение», т. е. все житейские попечения, все заботы суетного мира отринем, и мятежные волнения страстей да укротим в сердцах наших, а устремим наши мысли к созерцаниям божественным, предстоя со благоговением в сии таинственные минуты, яко на горе святей, в самых превыспренних селениях небесных, где бы земля и все, происходящее на ней, не представлялись более взору нашему. «Ничтоже земное в себе да помышляем», – возглашает Церковь в другой подобной песни, где одни достойные бессмертной души предметы занимали бы все наши мысли, и где все наше внимание углублено бы было в единственное размышление о наступающем Таинстве.

Какое ж это Таинство? Оно возвещается в следующих словах: «Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми ». Се Сын Божий, Царь веков и Господь всяческих, дориносимый, т. е. торжественно и боголепно препровождаемый ангельскими чиноначалиями, грядет невидимо во храм, для исполнения высочайшего звания Своего вечного святительства, принесть Себя на святой трапезе в жертву Богу Отцу о всем мире, и предложить Пречистое Тело и Кровь Свою в блаженнотворную снедь верным. Сего великого и бессмертного Царя нашего, образуемого переносимыми с жертвенника на престол дарами, позаботимся сретить с благоговением и принять Его в души наши чрез спасительные Его Таинства с усердием и живою радостью, приветствуя Его и воспевая торжественно с серафимами, предходящими и восклицающими ему: «Аллилуиа!».

III. Если Святая Церковь считает необходимым внушить нам, чтобы мы при сретении грядущего на вольные страдания Спасителя нашего оставили все житейские заботы, то стойте в эти священные минуты, братия, с верою, благоговейным вниманием и страхом Божиим, чтобы не подвергнуться гневу Божию. Аминь. (Сост. по «Объяснению Литургии» Арсения, митр. Киевского).

Беседа № 4. О том, как должно стоять во храме во время Херувимской песни.

I. В древности во время Великого входа все верные приклонялись к шествовавшим священникам. С одной стороны они испрашивали, таким образом, молитв их и просили помянуть их во время священнодействия, а с другой воздавали честь Божественным дарам, потому что хотя эти дары еще не священнодействованы, но уже в предложении посвящены Богу, и священник воссылал там (на проскомидии) молитву, прося приять их в пренебесный жертвенник. Св. дары приготовлены уже к совершению и составляют приношение Богу и суть дары вместообразные Господнего Тела и Крови. (См. Симеон Сол. 36. Николая Кавасилы гл. 24).

У нас ныне, во время Великого входа, одни из молящихся в храме, проникнутые глубочайшим чувством смирения и живейшим сознанием своих грехов и немощей, поклоняются во время выноса святых даров до земли и стоят на коленях до той минуты, пока святые дары не внесутся в святой алтарь. Одну молитву твердят они: «Помяни нас, Господи, во Царствии Твоем».

Другие, благоговейно молясь во время Херувимской песни, во время перенесения святых даров стоят с поникшими головами, как бы не смея возвести очей своих на боголепное шествие Господа, грядущего на вольную смерть; и при словах архиерея или иерея: «И вас всех православных христиан да помянет Господь Бог во Царствии Своем», поклоняются до земли и тихо творят молитву: «Помяни нас, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем». Есть, братия мои, и такие среди нас, которые и во время пения Херувимской песни, и во время перенесения святых даров бесстрашно стоят во храме и не хотят даже главы склонить, когда архиерей или иерей, крестообразно воздвизая святой дискос или Потир, молится и за них, чтоб помянул их Господь во Царствии Своем.

Есть – увы! и такие, которые еще хуже держат себя в храме в эти великие и страшные минуты, но да не помянет Господь грехов их!

II. Какже должно стоять в храме в это время? Святая Церковь, для правильного разрешения этого вопроса, указывает нам на два созерцания.

а) По словам Херувимской песни, мы в это время тайно изображаем херувимов, следовательно им и подражать мы должны. А херувимы непрестанно вопиют Господу: «Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа» и во время перенесения святых даров благоговейно предходят великому шествию, со страхом закрывают лица свои, не смея взирать на Господа Иисуса, грядущего на вольное страдание и смерть. Возвысься и ты, благочестивый слушатель мой, душою своею до состояния херувимов; мысленно созерцай и сопровождай шествие Господа Иисуса на вольное страдание; проникнись живейшею любовью к Нему, всецелою верою в Него как в твоего Искупителя, сознанием твоих грехов и Его высочайшей святости, и в благоговейном трепете повторяй Херувимскую песнь: «Аллилуиа».

б) Впрочем, благочестивый слушатель мой, если для тебя это созерцание слишком высоко и подражание херувимам слишком не по силам, – хотя ты отнюдь этим не должен извиняться, – вот тебе другой, более доступный, пример для подражания. На Голгофе с Господом распяты были два разбойника, оба были злодеи, грешные, быть может, даже больше нас с тобою. Один из этих разбойников, видя долготерпение Господа, взирая на Его божественное лицо, выражавшее чистейшую праведность, слыша последние слова Его со Креста, исполненные любви, внимая Его молитве за распинателей, видя Его преданность воле Божией и склоняя взор на свою душу грешную, пришел в сердечное раскаяние и как бы невольно воскликнул, исповедуя божественное величие Господа Иисуса: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем». В этом восклицании сосредоточилась вся любовь его к Господу, – вся вера в Него, – вся надежда на Него и все покаяние и сокрушение о своих грехах. Если бы возможно было разбойнику сойти со креста, без сомнения, всю жизнь свою он отдал бы Господу. Благочестивые слушатели мои! Разбойник был не херувим, не серафим; он был такой же грешник, как и мы с вами; быть может, Господа он только и видел в те минуты, когда Его распинали и когда Он висел на Кресте, но разбойник первый из чад Новозаветной Церкви получил Царство Небесное. Подражай и ты исповеданию благоразумного разбойника, перенесись на Голгофу, стань мысленно у подножия Креста Господня; проникнись живою верою в Господа Иисуса, за тебя распятого и умершего, пламенною любовью к Нему, твердым упованием на Него; решись посвятить все время жизни твоей Господу и воззови из глубины души твоей: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем!» И Господь действительно помянет тебя во Царствии Своем. И покажутся тебе слова архиерея или иерея: «И вас всех православных христиан да помянет Господь Бог во Царствии Своем», словами Самого Господа, и ты умилишься душою и падешь на землю пред Господом.

Вот тебе, благодарный слушатель, два примера для подражания: подражай или херувимам, или благоразумному разбойнику.

в) Для тех же из нас, которые не умеют подражать ни херувимам, ни благоразумному разбойнику, можно указать еще на одно событие, не чуждое историческому воспоминанию страданий Господа, указать, впрочем, более для обличения. При описании событий распятия Господня, евангелисты (Мф. 27:54; Мк. 15:39; Лк. 23:47) упоминают, между прочим, и о следующем: римский сотник, поставленный на страже у Креста Господня, видя страшные знамения трепетавшей природы и слыша последние слова Господа, проникся чувством умиления и сердечной веры в распятого Господа и воскликнул: «Воистину человек сей праведен бе, воистину Божий Сын бе Сей!» «И весь народ, – продолжает один из евангелистов, – сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь». (Лк. 23:48). Слушатель мой благочестивый! Не будь хуже язычника в эту страшную минуту! Не будь жестокосердее иудеев – врагов Господа. И их сердца тронуты были! И их грудь в трепете сознавала, что совершается в эти минуты великое дело. Ты – христианин.

III. Кому ж уподобляются и подражают те из нас, которые во время Херувимской песни не только без благоговения стоят во храме, но еще озираются по сторонам, раскланиваются, разглагольствуют, переходят с места на место?

Когда вижу, как во время великого выноса некоторые не хотят и главы своей склонить пред святыми дарами, когда вижу разнообразные кивание знакомым, брожение из конца в конец по храму, когда замечаю разговоры, невольно припоминаю слова евангелиста: «Проходящие жезлословили Его, т. е. распятого Господа, кивая головами своими» (Мф. 27:39). О братия! слезно молю вас, да не будет, да не будет этого! Господь да избавит всех вас от такого страшного греха. Аминь.

Последнее изменение Понедельник, 16 Ноябрь 2020 08:00

У монастырского пруда...

"Тихий Ангел", документальный фильм о прп. Пимене Угрешском. Режиссер Валерий Тимощенко.

Свет Угреши

Собор Угрешских святых

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла 7 сентября 2012 года наместник Николо-Угрешского монастыря игумен Варфоломей совершил чин малого освящения храма, посвященного Собору Угрешских святых.

С того момента празднование Собора Угрешских святых совершается ежегодно во второе воскресенье сентября.

Suffix " clear"

Календарь





Наша Угреша

  


© Николо-Угрешский монастырь. Все права защищены.
Alekcandrina.ru | Создание и продвижение сайтов.

Яндекс.Метрика

Логин или Зарегистрироваться

Авторизация