Святитель Николай Сербский. Что Господь Иисус Христос писал перстом на песке?

Кто принесет нам радость в эту долину слез?

Се, радость приходит от истины. Кто нам явит истину среди капканов лжи, в которые мы попадаемся на каждом шагу?

Се, радость приходит от справедливости. Кто есть тот, кто в силах установить справедливость от земли до небес, чтобы светила она всем рожденным от жен, чтобы светила им и радовала?

Еще радость приходит от милосердия. Кто выведет милосердие из царства сказок и человеческой мечты и сделает его реальностью, что сильней злобы и жестокости?

Еще радость приходит от жизни; где же тот истинный свидетель жизни, которая лучше медленного умирания, присвоившего себе имя жизни?

Вот четыре вопроса, которые недавно поставил передо мной один простой несчастливый человек, каких много в больших городах. Не философ, который специально изучает глубинные тайны и загадки бытия; не нищий, которого нищета и одиночество заставили задуматься о лишениях, а самый обыкновенный человек, здоровый и благополучный. Весь его облик выдавал в нем человека вполне благополучного, но он чувствовал себя несчастным и на исповеди плакал от отсутствия радости жизни.

Эти вопросы задают себе и многие и многие души, живущие на земле. Не сомневаюсь, что такие вопросы задаете себе и вы, те, кто сегодня вновь стоит перед иконостасом, на котором изображен образ Царя и Господа в окружении Его воинства Ангелов и святых. Одна только Церковь знает ответ на эти вопросы, и она должна и хочет на них ответить, открыто и ясно ответить устами своих служителей.

Ответ краток: один только Христос, Сын Бога живого, Носитель, Источник, Открыватель и Залог истинной радости, к которой стремится каждая человеческая душа.

Учение Будды только углубляет и продлевает человеческую печаль. Исламский пророк вносит в душу страх. Философы играют словами, и стоит одному из них показать лучик радости, другой спешит погасить его холодным ветром отрицания. Современные безбожники, как и безбожники всех времен, вовсе изгнали понятие радости из своей речи, проповедуя близкую и необратимую смерть всему и вся.

Может быть, вы знаете то, чего не знаю я? Может быть, вы знаете о том, что хоть когда-нибудь, хоть кто-нибудь из учителей народа назвал свое учение – Радостной вестью?

Индийцы назвали свои лучшие книги – Веды, что значит Знание. Будда назвал свое учение – Путь, ибо он проповедовал путь, а не цель, бесцельный путь в бесцельное – ничто. Египтяне свою мудрость именовали Книгой Мертвых. Указания Магомета названы его последователями – Коран, что значит просто «книга».

В огромных дебрях книг всего мира только одна-единственная книга называется – Радостная (Благая) весть. Это учение Христа. Это Евангелие, что по-гречески значит – «радостная, благая весть». Это учение о радости. О все вы, жаждущие радости, откройте эту книгу из книг, утолите жажду истинной радости! Радость здесь во всем, в событиях, в словах, в делах. Она светится всюду, даже сквозь слезы, сквозь страдания и смерть.

Рождество Спасителя в Вифлееме возвестил пастухам Ангел словами: «Возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям» (Лк. 2:10). И хор небесного воинства приветствовал Его пришествие в мир песней радости «Радуйтесь и веселитесь» (Мф. 5:12). И в последнем Своем обращении к ученикам Он вновь говорит о радости: «Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна» (Ин. 15:11). А о том, что Он принес не сиюминутную, но вечную радость, говорят Его слова: «...и радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин. 16:22).

Апостолы Христовы, прежде простые рыбаки, а позже духовные князья мира, были настолько обильно напоены этой таинственной радостью, влитую в них личностью и учением их Учителя и Господа, что невозможно объяснить ее никому, никому в мире, кто этой радости не испытал. Апостол Иоанн пишет верным о цели своего писания и говорит: «...сие пишем вам, чтобы радость ваша была совершенна» (1Ин. 1:4). Апостол Петр описывает радость верующих во Христа и говорит: «Радуетесь радостью неизреченною...» (1Пет. 1:8). Апостол Павел, исповедник и мученик за Христа, писал верным: «Радуйтесь и паки говорю, радуйтесь» (Флп. 4:4), а об апостолах написано, что «они пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие» (Деян. 5:41).

А когда мы прочтем обо всем, что претерпели апостолы на протяжении своей земной жизни, и не только апостолы, но многие тысячи других верных рабов Христовых, и что радость их до конца осталась неомраченной, нас удивит это чудо, и мы снова и снова спросим: что это за неведомая земле радость, которую не могли поколебать бичевания, помутить осмеяния, не могли темницы омрачить, не могли раны уязвить, не могла смерть умертвить?

Что это за радость? Радость, а не наслаждение. Наслаждение не упоминается в Святом Писании, когда говорит оно о праведниках. Наслаждение знают и свиньи в канаве, но радость, кроме человека, никому не ведома.

Это, братья, та радость, которую принес на землю Господь Иисус Христос и которую не отнять у земли. Это неиссякаемая струя Божественной радости, которая непрестанно струится от Бога живого Христа Спасителя через Духа Святого и живит, и животворит мир, и делает христианство непобедимой силой. Это радость от явления истины, от воскресшей и вознесенной до небес, словно огненный столп, правды, от неиссякаемой милости и от бессмертной жизни. Радость от реальности, которую открыл нам Господь, а не от призрачных снов и красивых сказок. Эта радость предназначена праведникам, и не только праведникам, но и кающимся грешникам. Ибо слышали вы из светлейших уст и такое слово: «Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках...» (Лк. 15:7). Видите ли вы, как небеса радуются тому, чему радуется всякое чистое сердце и на земле!

Се Господь и делами свидетельствовал эту небесную радость о кающейся грешной душе. Вот пример: некто из фарисеев позвал Господа на трапезу (см. Лк. 7:36). И милосердный Господь принял приглашение, не заботясь о том, что Ему придется перешагнуть порог дома грешника. Хозяин позвал избранных людей, он причислял к ним и себя. Он причислял к избранным и праведным тех, кто исполнял внешние законы, и кого было трудно уличить в преступлении. Этот хозяин ни за что не позволил бы, чтобы какая-нибудь грешная душа появилась в тот момент в его доме. И внешне все было благополучно, и трапеза шла обычным порядком.

Но Промысл Божий ткет свое полотно на удивление человеку. В доме фарисея неожиданно появилась женщина, известная грешница. В ее руках был сосуд с дорогими благовониями. Горько раскаиваясь в грехах, она упала на колени и плакала у ног Иисусовых. Ее слезы падали на ноги Спасителя – на Его пречистые ноги, которые фарисеи вскоре пронзят гвоздями – она отирала их своими волосами и миром из сосуда мазала. А Господь, благой и всевидящий, мирно сидел. Мирно сидел. Не противился. Он смотрел, кто что делает и кто что мыслит. Смотрел на людские помыслы. Глядя на это, хозяин насмешливо подумал о Хозяине мира: «Если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница» (Лк. 7:39). О как ты ничтожна, дутая правда гордых! О самодовольная правда, как можешь ты оскорбить того, кому воздаешь внешние почести! О безрадостная правда самозванных праведников! Как глубоко ты вонзила свои когти и в наш святосавский 6 град! Сколько твоих грешников и грешниц хотели бы подняться из кала греховного и вознестись к небесам, но ты не позволила им!

Прозрел Всевидящий Господь грешную и насмешливую мысль в душе хозяина, и обличил, и поучил его, как вы читали об этом в Евангелии, а потом повернулся и сказал раскаявшейся грешнице: «Прощаются тебе грехи... вера твоя спасла тебя, иди с миром» (Лк. 7:48–50).

Вот радость несказанная, о которой говорят апостолы. Вот радость, вытекающая из истины, ибо Тайновидец Господь прозрел покаянную душу грешницы, прозрел то, что было сокрыто от людей. Вот радость, изливающаяся из правды, ибо Господь оправдал грешницу, которую весь мир осудил. Вот радость, вытекающая из милости, ибо Милостивый Творец простил грехи покаявшемуся творению Своему, простил покаянному омытому слезами сердцу. Вот радость жизни, ибо Животворец вернул к жизни душу, которую весь мир счел умершей.

Вы, кто гнушается войти в дом грешника, две души губите – свою, ибо гнушаетесь того, чего не гнушался Царь Царей, и душу ближнего, ибо презрением делаете его еще хуже и грешнее. Вы, кто гнушается принять грешника в своем доме, две души губите – свою, ибо отвергаете пример Христа, и душу своего ближнего, перед которым закрываете двери и утверждаете его этим на пути греха.

В древнем православном Царстве Сербском на Славах 7 сербские вельможи ставили несколько круглых столов – «софр» – «Первая софра – светлым господам. Вторая софра – нищим и убогим».

Наши предки почитали дом как святыню и поэтому воздавали почести всякому, кто входил к ним в дом, был ли он богат или беден, праведник или грешник. Так же в храме Божием не смотрят на звание и состоятельность, на внешние богатство и украшения или лохмотья, а смотрят на самого человека. Поэтому есть у сербов чудесная пословица: «Гость – хозяин в доме». Предки наши знали, что странноприимство – заповедь Божия. И если сербы исполнили хоть одну заповедь Божию, то заповедь о странноприимстве исполнили сполна. За лохмотьями нищего могут скрываться Ангелы Божии. Так верил сербский народ, тот народ, который в своем верном библейском видении всюду искал и находил знаки неба на земле. Как принимали людей Божиих, так принимали и грешников. И на грешника смотрели как на убогого, Божьего, ибо, если убогий убог внешне, своими лохмотьями, то грешник убог внутренне – недостатком добродетели. Калеки и нищие – это люди, не имеющие здоровья и богатства. Разве грешники – не калеки и не нищие? Разве не калеки и нищие те, у кого нет духовного богатства и здоровья? Пусть грешники укрывают свое духовное убожество золотом и шелками, ничто им не поможет. Душевные язвы лечатся бальзамом не из золота и шелка, а совсем иным, а это, говорю вам, та духовная медицина, которую Спаситель людей принес с небес. Фарисейский метод оправдывать себя, осуждая других, здесь бесполезен. Уклонение от грешников не сделает тебя праведным, но в очах Божиих будешь еще грешнее.

Однажды восстали на благого Христа книжники и фарисеи, говоря ученикам Его: зачем едите и пьете с грешниками? На этот укор Господь дал неопровержимый ответ – не здоровые нуждаются в лекаре, но больные. Здесь умолкают все уста. Но остается вопрос, кто же болен? Только ли известные, явные грешники или еще кто-то?

Фарисей, пригласивший Господа на трапезу, брезговал этой явной грешницей. Но ведь Господь не брезговал им, тайным грешником, и потому грешником более тяжко больным, чем была та женщина. Ибо всем известная грешница каялась, и плакала, и перерождалась в слезах, становясь праведницей. Тот фарисей же гордился своей законнической праведностью, или вернее сказать, ловкостью в сокрытии своих грехов. О братья мои, то «что высоко у людей, то мерзость перед Богом» (Лк. 16:15). Вот, что сказал Он, Прозорливый и Всезнающий. Берегитесь, братья мои, тайных грехов, а явных, знаю, бережетесь. И еще говорю вам: блаженны явные грешники и грешницы, ибо их унижение и одиночество приведет их к Богу и покаянию. Блаженны они, если покаются и перестанут грешить. Их явные грехи мир уже осудил, а Господь не осудит. Но горе ловкачам, скрывающим грехи, горе им! Ибо то, что они скрывают в себе от людей, видит Бог. И когда люди с почестями проводят таких из этого мира, Ангелы Божии отвернутся от них, отвернутся от удушающего смрада долго скрываемых и не исцеленных душевных язв.

***

Приидите же, чтобы присутствовать при величественном зрелище и научиться. Чтобы научиться и понять, чада Божии, Кто источник неизреченной радости, той радости, которой радовались апостолы и мученики Христовы.

Приидите и вы, грешники, ибо к вам сие особенно относится. Приидите к устам, которые вас не осуждают, приидите к деснице, которая вас милует, предстаньте пред очами, которые вас оплакивают. Приидите к Царю, все вы, больные и убогие духом, чтобы Он возвел вас в духовное дворянство, облек вас в царскую багряницу, венчал ваши главы царскими венцами, посадил рядом с Собой за трапезу вместе со Своими святыми Ангелами. Приидите, и услышите, и увидите, как Он, Всемилостивый, поступает с грешниками, чтобы радость осветила ваши сердца...

Однажды утром благой Господь сидел перед Иерусалимским храмом и питал Своим райским учением многие алчущие души. И весь народ шел к Нему (см. Ин. 8:2). О вечной радости говорил Господь народу. О вечной радости праведника в вечном Небесном Отечестве. И народ услаждался божественными словами, словно медом. И горечь многих огорченных, злоба многих озлобленных таяли, словно снег на солнце. И кто знает, сколько бы продолжался этот прекрасный диалог любви и мира между небом и землей, если бы не случилось нечто неожиданное. Человеколюбивый Мессия не уставал бы учить народ, а боголюбивый народ неутомимо внимал целительной и чудесной Мудрости.

Но случилось нечто ужасное, варварское, жестокое. И это нечто, конечно же, исходило, как и по сей день исходит, от книжников и фарисеев. Всегда, когда народ наслаждается миром и гармонией в Боге, появляются книжники и фарисеи, ничтожные вожди, чтобы вместе со своим союзником – дьяволом нарушить этот мир и внести хаос в божественную гармонию, непонятную и бесполезную их отупевшим и пустым душам.

Что же сделали книжники и фарисеи? Победили непобедимое войско? Или поймали разбойничьего главаря? Нет. Они притащили несчастную женщину, грешницу, взятую в прелюбодеянии, тащили ее с оглушительными криками и, гордо и победоносно поставив ее перед Христом, сказали: «Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?» (Ин. 8:4–5). Вот как поставили вопрос тайные грешники, ловцы чужих грехов и свои ловко скрывающие. Испуганный народ расступился, давая старейшинам довести до конца свой злой план. Некоторые в страхе разбежались, они не могли вынести этого ужасающего крика после благой беседы Господа, Который говорил о жизни и радости, когда как эти крикуны призывали к убийству. Господь сеял радость и веселье во всех сердцах, и семя всходило из них, как из доброй земли, а народные старейшины били по нежным всходам, словно град.

Было бы уместно спросить, почему они как блюстители закона сами не побили камнями эту женщину, почему они привели ее к Иисусу? Закон Моисея давал им на это право. Вряд ли это была первая женщина-грешница, побитая их руками! Или первая пролитая ими кровь! Кого бы это удивило в те времена? Кто бы возмутился? Никто, никто. Совсем никто. Кто сегодня возмутится исполнению смертного приговора над преступником? Закон Моисея ставил плотский грех, грех прелюбодеяния, в ряд преступлений, которые карались смертной казнью. Почему же еврейские начальники привели женщину-грешницу к Иисусу? Не ради того, чтобы испросить у Него умягчения приговора или помилования, нет, совсем не для этого. Они привели ее, движимые своим адским замыслом, чтобы поймать Господа на нарушении закона и обвинить Его. В своем помрачении они не хотели уменьшить зло, они хотели умножить его. Одним ударом они хотели убить две жизни, женщины-грешницы и Христа. Об этом говорит их вопрос: «Ты что скажешь?»

Зачем спрашивать Его, если им известен закон Моисея? Евангелист, который повествует об этом событии, объясняет их намерение такими словами: «Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его» (Ин. 8:6). Они уже не один раз хотели поднять на Него руку, то побить камнями, то убить, но или Он ускользал из их рук, или они боялись народа, который считал Его за пророка. Но сейчас они нашли удобный момент, чтобы осуществить свое желание. Здесь, перед храмом Соломона, в котором хранились скрижали закона под сенью херувимских крыл, здесь перед большим собранием народа Христос должен был высказаться против закона Моисеева, и тогда их цель была бы достигнута. Они бы до смерти забили камнями и Христа, и грешницу. Даже скорей забили бы Его, чем грешницу, так же, как позже, перед Пилатом, требовали освобождения разбойника вместо Господа.

Разве сейчас не видите, какая темная градовая туча нависла над грешницей и над Безгрешным? Все присутствующие ожидали одного из двух, или Господь по милосердию Своему освободит грешницу и этим нарушит закон, или же исполнит закон и скажет – делайте так, как написано в законе, и этим нарушит собственную заповедь о прощении и милосердии. В первом случае Он был бы осужден на смертную казнь, во втором же был бы осмеян и посрамлен. Может быть, в этой толпе были такие, кто, затаив дыхание, ожидали от Иисуса чего-то третьего, великого и неизвестного. Это могли быть те, кто уже присутствовал на прежних испытаниях Христа злобными и скудоумными начальниками. Снова, здесь, эти же искусители, снова та же клика, которая занималась ловлей грешников в свои сети, снова те же кровожадные, которым кровь пророка слаще крови любого грешника. «Ты что скажешь?..» Когда искусители поставили этот вопрос «Ты что скажешь?», наступила полная тишина. Тишина среди народа, между судьями и грешницей, и у нее перехватило дыхание.

Тишина наступает всегда, когда на цирковых аренах укротители заставляют львов и тигров выполнять команды, делать все, что они прикажут. Но сейчас перед нами стоит не укротитель диких зверей, а укротитель людей – призвание куда труднее первого, ибо много труднее укротить одичавших от греха людей, чем диких от природы животных.

«Ты что скажешь?» Перед белокаменным храмом стоял Тот, Который больше храма (Мф. 12:6), вся площадь была заполнена людьми, негде было бы упасть яблоку, плечо к плечу, в полной тишине взоры устремились на Него. Никто в этой массе народа и думать не мог, что ответ, который Он даст в эту минуту, в этот солнечный день, пред храмом премудрого царя, стоя рядом с несчастным и грешным человеческим существом, которому через несколько минут предстояло быть раздавленным, разорванным на части, превращенным в месиво крови и мяса, никто, повторяю, никто не мог предположить, что Его ответу суждено будет звучать столетиями, что он станет вечным. Никто не мог подумать, что Его ответ на протяжении девятнадцати веков будут повторять с благоговением, удивлением и радостью в нашем городе, в Константинополе, в Риме, в Лондоне, в Нью-Йорке, в Токио, во всех концах земли. Только Он один знал об этом. Только Он один знал, что в этот час и в этом месте присутствуют не все Его слушатели. Только Он один знал, что Его тогдашний ответ услышат и будут повторять и в нынешнем поколении христиан XX века миллионы человеческих душ. А где те миллионы, миллиарды христиан, которые слышали и повторяли его до нас? Только Он, Всезнающий, знал, что Его тогдашний ответ станет нравственным законом поколениям, племенам и народам до конца времен.

Какое-то мгновение Господь молчал, молча думал, склонившись к земле. Ибо сказано, «не смотрите на своих ненавистников и искусителей». Думал и молчал. Его образ мысли был иным, чем наш. Его размышление было созерцанием, духовным созерцанием. Он созерцал духом сокрытые тайны бытия, тайные предметы, тайны человеческих душ. Возвышенные тайны небес, глубокие тайны земли, далекие тайны времени и пространства. Я верю, что он в эту минуту видел и нас, собравшихся сегодня в этом храме, чтобы вспомнить и рассказать об этом событии. Когда все увидел, все прозрел, постиг духовным зрением всю историю тварного мира, ответ был готов. «Ты что скажешь?» Снова подступили к Нему фарисеи, с искаженными от злобы лицами.

Тогда Законодатель нравственности, наклонившись низко, разровнял ладонью пыль и «писал перстом на земле». Вот то, третье, неожиданное, удивительное, драматически напряженное. Что писал Господь на земле? Это было слишком гадко и отвратительно, чтобы войти в книгу радости. То, что Господь писал нечто страшное, очевидно из внезапного поворота событий. Но, если евангелист не хотел донести до нас эти слова, мы находим подтверждение им в народном предании. Из предания мы узнаем, что именно Он писал перстом на земле. Он писал нечто поразительное для старейшин, обличителей грешницы. Он перечислял их самые тайные беззакония, ибо эти ловцы грешников и судьи чужим явным грехам были весьма искусны в сокрытии грехов собственных. Но тщетно скрывать что-то от очей Того, Кто все видит и прозревает.

«Мешулам похититель церковных сокровищ» – перстом по земле писал Господь.

«Ашер – совершил прелюбодеяние с женой брата своего»...

«Шалум – клятвопреступник»...

«Елед – ударил отца»...

«Амарнах – присвоил имение вдовы»...

«Мерари совершил содомский грех»...

«Иоиль – поклонялся идолам»...

И так обо всех по порядку писал по земле перст праведного Судии. А те, о ком Он писал, склонившись, с невыразимым ужасом читали написанное. Се, их искусно скрываемые беззакония, которые нарушали закон Моисея, были известны Ему и вот сейчас перед ними объявлены. Их уста вдруг умолкли. Дерзкие гордецы, превозносящиеся своей праведностью, и еще более дерзкие судьи чужой неправедности стояли неподвижно и немо, как столбы в храме. Они дрожали от страха, не смея смотреть друг другу в глаза, о женщине-грешнице они уже не помнили. Они думали только о себе и своей смерти. Ни один язык больше не мог произнести это надоедливое и лукавое – «Ты что скажешь?» Господь не сказал ничего. Он не сказал ничего. Ему было гадко Своим пречистыми устами объявить их грехи. И потому Он писал на пыли, то, что так грязно, заслуживает написания только на грязной пыли. Другая причина, по которой Господь писал в пыли, еще более удивительна... То, что написано в пыли, быстро исчезает, не оставляя следа, а Христос не хотел объявлять их грехи всем и каждому. Ибо, если бы этого хотел, Он все-таки сказал бы о них перед всем народом, обличил бы их и народ, согласно закону, побил бы их камнями. Но Он – беззлобный Агнец Божий, не желал ни мести, ни смерти тем, кто постоянно замышлял Его убить, и кто больше хотел смерти для Него, чем вечной жизни для себя. Господь только хотел, чтобы они задумались о собственных грехах. Хотел сказать им, чтобы они под бременем собственных беззаконий не были жестокими судьями чужих; чтобы они, прокаженные грехом, не спешили лечить чужую проказу; чтобы, будучи преступниками, не расталкивали других, чтобы пробиться в начальники. Это все, чего хотел Господь. И когда Он закончил писать, Он разровнял пыль, и написанное исчезло.

После этого Великий Господь восклонился и мягко сказал им: «Кто из вас без греха, первый брось на нее камень» (Ин. 8:7). Как будто кто-то, взяв оружие из рук врагов, сказал: а теперь стреляйте! Несколько минут жестокие судьи женщины-грешницы стояли обезоруженные немо и неподвижно, как обвиняемые перед Судией. А благой Спаситель снова склонился и снова писал что-то на земле. Что Он писал сейчас? Перечислял ли другие сокрытые преступления фарисеев, чтобы заградить им уста? Или же писал, какими должны быть старейшины народа, чтобы пробудить их совесть? Об этом нам не должно спрашивать. Главное, что Он, написав эти слова на песке, попал в цель трижды, во-первых – бунт, который подняли против Него иудейские начальники, Он обратил в ничто; во-вторых, пробудил в их окаменевших душах умирающую совесть, пусть на мгновение; в-третьих, спас грешницу от смерти. Ибо говорится о них: «Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди» (Ин. 8:9).

Площадь перед храмом Соломона быстро опустела. Никого не осталось на ней, кроме них, двух, которых старейшины обрекли на смерть – грешницы и Безгрешного. Женщина стояла, Он же сидел, склонившись к земле. Нигде, никого, только они. Всюду тишина. Вдруг Господь снова выпрямился, посмотрел вокруг Себя и, не увидев никого, кроме женщины, сказал ей: «Где твои обвинители? никто не осудил тебя?» (Ин. 8:10). Господь знал, что никто ее не осудил, но хотел Своим вопросом ободрить женщину, утешить ее сердце и оживить душу, чтобы она яснее услышала и поняла то, что Он скажет ей после этого, словно искусный врач, который сначала подбодрит больного, а потом даст ему лекарство. «Никто не осудил тебя?» Тогда женщине вернулся дар речи, и она ответила: «Никто, Господи». Эти слова произнесло то несчастное существо, которое несколько минут назад не надеялось на то, что еще когда-нибудь что-нибудь сможет произнести, то существо, которое впервые в жизни, может быть, ощутило истинную радость. До этого эта грешница знала только боль и наслаждение, низшее наслаждение, то, которое – удел животных. А теперь она испытала радость, которая принадлежит человеку и человеческому обществу. Наконец благой Господь сказал женщине: «...и Я не осуждаю тебя; иди, и впредь не греши». Если волки оставляют свою жертву, то и пастырь не может желать смерти ее. Но следует понимать, что неосуждение Христа значительнее, чем неосуждение человеческое. Если люди не осуждают твой грех, это значит, что они не назначают тебе наказания за грех, но оставляют тебя один на один с твоим грехом, оставляя его в тебе. А когда не осуждает Господь, это значит, что Он прощает тебя, прощает твой грех и очищает от него, как от гноя, твою душу. Потому слова Господа – «и Я не осуждаю тебя», значат то же, что и слова – «прощаются тебе грехи твои; иди, чадо, и впредь не греши».

Вот радость несказанная! Вот радость истины, ибо Господь открыл истину заблудшим. Вот радость правды, ибо Господь сотворил правду. Вот радость милости, ибо Господь явил милость. Вот радость жизни, ибо Господь сохранил жизнь. Все это – Евангелие Христово, все это Радостная Весть, одна из страниц Книги Радости.

Тот, кто хочет вкусить этой радости, незнакомой фараону египетскому и кесарю римскому, должен перестать грешить. Ибо грех – причина печали и убийца радости. Особенно опасен грех плотский, который совершила женщина-грешница. Что такое плотский грех? Этот грех ставит на службу себе все остальные грехи – клятвопреступление, клевету, воровство, непочитание родителей, убийство, отрицание Бога и, наконец, самоубийство. Совершающий плотские грехи почитает свое тело и не почитает Бога, Создателя тела. Найдется ли на всем свете безумный правитель, который использовал бы самую дорогую колесницу для перевозки мусора? Наши тела – драгоценнейшие колесницы, которые создал Господь на земле, из земли для того, чтобы в них путешествовали царские дети, царские души. Кто совершает плотский грех, тот, в безумии своем, употребляет эту драгоценную колесницу для перевозки мусора.

В действительности, плотский грех является безумием. Безумен тот, кто надеется через этот грех обрести радость, ибо именно этот грех влечет за собой безысходную печаль. С тех пор как диавол посеял его среди людей, он всегда и навсегда несет погибель, болезнь и смерть. Самый тонкий из всех грехов, по своим последствиям он страшней других, если бы перед вами открылись души тех, кто носит в себе этот грех, вы бы ужаснулись. Вы бы увидели такие искалеченные и уродливые души, какими не могут быть даже тела. Как оскорбляли бы они своим уродством ваш взгляд! Каким несносным был бы их смрад! Да сохранит вас Господь от этого греха, чада Божии, от этой смертоносной печали. А вы, кто согрешил, спешите к ногам пречистого Христа, как та кающаяся грешница, чтобы Он очистил вас от этой проказы, Он, единственный, Который может и хочет очистить всех. В Нем истина, в Нем правда, в Нем милость, в Нем жизнь. От Него радость исходит, а не от плоти и крови, которые умирают и истлевают, превращаясь в грязь, которой место лишь под землей. Но этой жалкой тленности Создатель даровал честь рождать царей и пророков, священников и поэтов, мудрецов и простых честных людей. Воистину безумие извратить цель, которую Творец определил для тела. Безумие еще больше унижать то, что уже достаточно унижено судьбой. Безумие гасить в себе луч божественной целесообразности и возжигать смрадный уголь гадкой страсти. Вот безумие, которое производит телесный грех, разрушает брак, убивает любовь, делает малых детей сиротами при живых родителях, сеет раздор между братьями и друзьями, превращает честь в бесчестие, уважение в унижение, подвергает мудрецов насмешкам, повергает сильных, ломает здоровых, умножает больных, переполняет лечебницы умалишенных, опустошает очаги, распространяет ненависть, наполняет кладбища могилами самоубийц, обременяет суды, переполняет тюрьмы, развязывает войны, свергает царей, превращает мраморные дворцы в дома скорби и печали, делает народ ничтожными лягушками, государства – загонами для сатанинского стада. Это безумие не вам предназначено, дети Божии. Оно предназначено отпавшему от Бога диаволу и его стаду. А вам предназначено Царское достоинство в бессмертном Царстве Царя Бога. Для вас уготована радость – неизреченная радость, которой радуются Ангелы на небесах и святые души на земле.

В Америке есть одно прозрачное озеро, индейцы назвали его Вода Смеха или Вода Радости. Это озеро очень известно и воспето во многих поэмах. Вода в нем никогда не возмущается и никогда и не стоит, но всегда трепещет, трепещет, трепещет, тихо и нежно, как будто смеется. Поэтому индейцы называют его Вода Смеха. В него любит смотреться солнце, в нем яснее видны звезды и луна. Леса вокруг озера в отблесках воды приобретают волшебную красоту. Говорят, что нигде нет сосен и елей прекраснее, и нигде птицы не поют веселее, чем на берегах этого озера. Все создания земли и неба, когда склоняются над ним, выглядят светлее, добрее и разумнее, чем в реальности. Говорят, что над этим озером всегда звучит легкий переливистый смех, тихий и удивительный, днем и ночью, зимой и летом. Помню, как стоя на берегу этого озера, мы вдруг испытали неожиданную неизъяснимую радость. Кто бы ни посмотрел на свое отражение в его водах, на его лице неизменно появлялась улыбка. Но когда я задумался и представил себе, что может произойти в будущем, меня охватила грусть, ибо представилось мне, что эти прекрасные сосны когда-то засохнут, власть смерти и тленность оставят свой отпечаток и здесь, и от этой мысли печаль снова пронзила мне сердце.

Но мы знаем, дети Божии, другое озеро, Которое называется Вода Жизни, никогда не увянет то, что растет на его берегах. Никогда не состарится и не умрет тот, кто пьет воду его. Будет чист и светел каждый, кто умоется его водой. Каждый, кто склонится над ним, увидит себя бессмертным Ангелом, а не смертным человеком. Увидит в его отражении все творение неизреченно прекрасным, таким как ни в одной из сказок описать невозможно. Это неиссякаемое озеро Воды Живой – Тот Самый Безгрешный Спаситель Господь Иисус Христос, Который писал перстом в пыли и спас жизнь грешницы. Тогда звал Он людей, взывая: «Кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек» (Ин. 4:13). И ныне зовет Он с престола Небесной славы, зовет и призывает всех, кто имеет уши: «Кто будет пить воду, которую Я дам ему, не будет жаждать вовек». Блаженны вы, чада Царские, если оставляете мутные воды, воды печали и смерти, которые пьют грешники и, отравляясь, умирают духовно прежде, чем умрут физически. Блаженны вы, если припадаете к этому вечному озеру Воды Жизни, чтобы пить из Него и в этом мире, и в ином. В Нем сияет улыбка вечной радости и свет вечной жизни, из Него изливаются четыре реки радости и питают всю вселенную видимую и невидимую. Одна река зовется Радость Истины, другая – Радость Правды, третья – Радость Милости, четвертая – Радость Жизни. Этот вечный источник вечной истины, вечной правды, вечной милости и вечной жизни – Сам наш Господь Спаситель Иисус Христос, дарующий радость, Которому подобает слава с Отцом и Духом Святым на небеси и на земли ныне и вовеки.

Копают у стен Николо-Угрешского монастыря

"Тихий Ангел", документальный фильм о прп. Пимене Угрешском. Режиссер Валерий Тимощенко.

Свет Угреши

Собор Угрешских святых

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла 7 сентября 2012 года наместник Николо-Угрешского монастыря игумен Варфоломей совершил чин малого освящения храма, посвященного Собору Угрешских святых.

С того момента празднование Собора Угрешских святых совершается ежегодно во второе воскресенье сентября.

Suffix " clear"

Календарь





Наша Угреша

  


© Николо-Угрешский монастырь. Все права защищены.
Alekcandrina.ru | Создание и продвижение сайтов.

Яндекс.Метрика

Логин или Зарегистрироваться

Авторизация