Священник Валерий Духанин. «Грехопадения кто разумеет» (Пс. 18:13): Скорбь о трагедии в семье священника.

Несколько дней назад всех нас потрясло страшное известие о том, как в Подмосковье священник Дионисий Горовой вывез свою супругу в лес и нанес ей несколько смертельных ножевых ранений. До сих пор ни ум, ни сердце не могут это принять. Поскольку я лично знал батюшку, для меня данное известие стало особенно горьким. Увы, уже около года назад в действиях отца Дионисия наблюдалась некоторая неадекватность. Но никто не мог предположить, что это может привести к столь страшным последствиям.

Дальнейшие строки, рожденные из боли моего сердца, обращены ко всем нам. Они посвящены тому, что любое непреодоленное в себе зло может стать ростком страшного греха, сокрушительного по своей сути.

Грехопадения кто разумеет; от тайных моих очисти мя (Пс. 18: 13).

Наши тайные немощи – во многом загадка для нас. Они проявляют себя, когда мы не ждем, скрывают в себе такую разрушительную мощь, о которой мы не догадываемся. Парадокс именно в том, что немощь заключает в себе мощь – немощь в добре непременно предполагает мощь зла.

Реальность открывает нам страшную правду: никто из нас не знает, как мы проживем даже ближайшее будущее – будем ли жить в целомудрии или впадем в блуд, станем жить трезвенно или сопьемся, окажемся жертвою преступления или совершим преступление (пред ужасом второго лучше, конечно же, первое).

Коса греха безжалостна – она косит вправо и влево, выкашивает, срезает любой гордый стебель, казалось, несгибаемо стоящий на поле человеческой жизни. Неважно, кто ты: священник или мирянин, ученый или невежда, известный или никому не знакомый, – пред соблазном греха все равны. Все с редкостным сходством могут оказаться падки на грех, легко поддаться, невзирая на статусы, звания, положения и протекции. И это значит, что доверять самим себе нам нельзя.

И от чуждих пощади раба Твоего: аще не обладают мною, тогда непорочен буду, и очищуся от греха велика (Пс. 18: 14).

Случившаяся трагедия лишает дара речи. Мы чувствуем беспомощность и обнаженность, утрату и огромный духовный урон. Тот, кто призван служить Богу как подлинной Жизни, лишает жизни жену, губит свое служение, оставляет собственных маленьких детей круглыми сиротами. Здесь не одно, а сразу несколько преступлений: убита та, которой ты признавался в любви; убита семья, венчанная благодатью Божией; убит в священнике служитель Христов, исполнивший волю диавола. Но в итоге страдают все: страдает Церковь, страдают люди, страдает сам совершивший преступление. Случившееся ставит нас в неразрешимый рассудком тупик.

Но собственно с позиций христианской жизни всё предельно понятно. И собственно все криминальные сводки говорят об одном. Секрет человеческого счастья или несчастья хранится не в сфере социального уровня, общественного положения, образования, достатка и т.д. Он хранится лишь в сфере твоей духовной жизни, там, где вершится самоопределение по отношению к добру и злу, где сердце либо сияет, как чистое зеркало, либо издает едкий дым страстей. Проиграть в духовной жизни – значит во всем проиграть. Достичь духовной победы – значит во всем победить.

Грех – это нечто более страшное, чем мы думаем. Обыкновенно мы смотрим на грех как на ошибку, жизненный промах, который случился по неведению, неопытности, неразумию. Шел человек, споткнулся, упал, набил шишку, поднялся и дальше пошел. Нет, грех – не просто ошибка, а катастрофа, которая меняет всё внутри тебя и всё вокруг тебя. Как грех Адама в Раю отразился на его душе и на всем мире вокруг, так и грех каждого человека отражается и на нем самом, и на маленьком мире вокруг него – семье, коллективе, отношениях с ближними.

Непреодоленный грех внутри способен стать детонатором мощного взрыва в жизни. Затаенная обида оборачивается враждой, подтачиваемое внутри негодование влечет за собой ненависть. Ненависть и вражда, медленно тлея, сжигают остатки добрых чувств в душе. Вот почему мы видим такое обилие преступлений на почве семейных ссор. Тот, кому ты когда-то говорил: «Люблю», вдруг становится врагом и объектом ненависти. Там, где предполагалось жизненное счастье, вдруг вершится самое огромное несчастье.

В основе всех уголовных преступлений лежит обычная греховная страсть – страсть, вовремя непобежденная, вырвавшаяся наружу как зверь, спущенный с цепи. Сначала этот зверь терзал душу объемлемого страстью, мучил и не давал покоя, ограничиваясь лишь мрачной пещерой его души, но потом, окрепнув, зверь вырвался наружу и начал терзать тех, кто находится рядом.

Напряжение, достигшее высочайшего накала, вырывается наружу во внешнем действии. Мысль, воплощаясь, переходит в телесное движение. В наших движениях воплощаются либо добро, либо зло, которые мы питаем в душе. Но страдают прежде всего самые близкие, те, кто находится рядом. Потому что кто ближе к эпицентру взрыва, источнику заражения или смертоносной эпидемии, тот всегда подвергается большему воздействию.

Любой удар, нанесенный ближнему, – это замах Каиновой руки, безумно возмутившейся против родной крови. Печать вечной смерти ложится на лицо преступника. Каин был изгнан из общества человеческого. Любая душа, перешедшая за черту смертного греха, преступления, сама исходит из общества человеческого, становится неспособной к адекватному общению.

Краткий разряд электричества производит пожар, удар молнии попаляет труды многих лет. Так и краткий выплеск человеческой страсти рушит то, что созидалось годами. Медленно и незаметно приближался человек к черте, но переступил за нее одномоментно.

Всякое преступление готовится невидимым врагом постепенно, но совершается в единый миг времени. И это удивительный закон, который мы всегда игнорируем. Десять шагов до черты, и девять с половиной кажутся одинаковыми, но, сделав полшага, ты стал ближе к черте. Если отпить из бутылки один глоток, то кажется, что осталось столько же, сколько и было. Но ты уже пригубил, приобщился дурману – он не оставит тебя, пока не выпьешь и остальное до дна. Грех опьяняет душу постепенно, ты и сам не заметишь, как окажешься другим, не тем, кем когда-то был. Последние полшага, как и последний глоток, выполняются машинально – ловушка захлопывается в один миг, и всё вдруг оказывается порушенным.

В этом смысле непреодоленные склоки в семье, безудержное раздражение и обвинение во всем второй половинки способны стать предвестием будущих бед. Если ты утратил любовь к тому, кому признавался в любви, значит, ты уже духовно болен, тебе надо лечиться, очищать свое сердце, исповедоваться, каяться. Если ты поднял на кого-то руку раз, то, значит, что-то в твоей душе уже не то, будь внимателен. В кратчайший момент человек становится преступником, а несет последствия всю свою жизнь, а кто-то – и целую вечность.

И всё определяет твоя духовная жизнь. Или ее отсутствие. Утрачена жизнь с Богом, враг захватил сознание – и далее мрак, разум не ведает, что творит. Все криминальные сводки говорят об одном: грех лишает человека разума, а потеряв разум, человек вершит дела сумасшедшего.

Писать о грехах человеческих больно. Но всякий грех влечет за собой чье-то страдание. И от этого еще больней.

Завершается любое преступление одним и тем же – отчаянным осознанием того, что же ты натворил, провалом в адскую пустоту, страшным мраком мучения, при котором жизнь преступника уже не жизнь, внутри – бездна отчаяния, а вовне – жалкие осколки того, что порушено.

Грехопадение отдельно взятой души подобно крушению целого Рая.

Впасть в грех – это как ниспровергнуть Рай. Если из души изгнан Бог, то это катастрофа вселенского масштаба. Поэтому попасть душе человеческой в ад – то же самое, что угаснуть целой Вселенной. Нет, даже намного более хуже. Ни астероиды, ни кометы не переживают и не расстраиваются от сгорания при трении об атмосферу. Межпланетные камни бездушны, а человек наделен даром вечности. Пусть лучше угаснут тысячи солнц, нежели угаснет одна живая душа. Лучше пусть звезды превратятся в черные дыры, нежели бессмертная душа человека погрузится во мрак.

Душа человеческая призвана быть Раем. Но Рай только там, где царствует Бог, а не хозяйничают греховные страсти.

Теперь – время скорби, сердце болит о случившемся. Время скорби есть время покаяния. Вспомним свои личные ошибки, увидим их честно, признаем: «Я ведь тоже считал, что никогда так не поступлю». Вспомним, как мы сами не выносили в своей душе кого-либо, желали кому-то несчастья, раздражались и негодовали. И от сердца пред Богом покаемся.

Особенно же покаемся в равнодушии. Ибо если такое случается с нашими ближними, а мы ничего не предприняли вовремя, то, значит, есть в этом вина и каждого из нас. Если такое происходит, а мы живем как ни в чем не бывало, то где же в нас христианство? Если мы после этого случая не пытаемся изменить себя, то что у нас общего с Евангелием?

Боже, прости нас грешных!

Помоги нам, Боже, исправиться!

По святым местам

"Тихий Ангел", документальный фильм о прп. Пимене Угрешском. Режиссер Валерий Тимощенко.

Свет Угреши

Собор Угрешских святых

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла 7 сентября 2012 года наместник Николо-Угрешского монастыря игумен Варфоломей совершил чин малого освящения храма, посвященного Собору Угрешских святых.

С того момента празднование Собора Угрешских святых совершается ежегодно во второе воскресенье сентября.

Suffix " clear"

Календарь





Наша Угреша

  


© Николо-Угрешский монастырь. Все права защищены.
Alekcandrina.ru | Создание и продвижение сайтов.

Яндекс.Метрика

Логин или Зарегистрироваться

Авторизация